Бронхиальная астма – причины. Солопов астма


Доктор В.Н. Солопов. “Об астме, о жизни и о себе”

Об астме, о жизни и о себе

(интервью прессе)

Было время, когда Виктора Николаевича Солопова – молодого кандидата медицинских наук на кафедре академика А.Г. Чучалина – никто всерьёз не воспринимал, считая его просто “выскочкой” и скептически относясь к его заявлениям, что астму можно вылечить. Они и не подозревали, что через 10 лет о Викторе Солопове будут говорить как о талантливом новаторе и писать во многих российских и зарубежных изданиях.

 

Сегодняшняя идеология лечения астмы порочна!

Вопрос:– Виктор Николаевич, у меня на руках – данные медицинской статистики за последние десять лет. Если их проанализировать, получается, что заболеваемость и смертность от астмы как в России, так и за рубежом с каждым годом заметно увеличивается. Это несмотря на то, что сейчас постоянно разрабатываются новые лекарства. В чём же причина таких неутешительных показателей?

Д-р В.Н. Солопов:– Во-первых, причина заключается в том, что многие люди (в том числе и врачи!) искренне полагают, что астму (как впрочем и любую болезнь) можно вылечить каким-либо лекарством. Это в корне неверно! Достаточно вспомнить, что даже при банальной вирусной инфекции в зависимости от конкретной ситуации приходится назначать жаропонижающие, противовоспалительные, болеутоляющие и другие препараты. То есть лечить НЕ БОЛЕЗНЬ, А БОЛЬНОГО! Эта истина пришла из глубины веков, о ней твердят студентам, но тут же забывают, когда имеют дело с больным человеком.Во-вторых, неверна сама исходная посылка о причине астмы, которую связывают преимущественно с воздействием внешних аллергенов: пыльцой растений, домашней пылью, шерстью животных и даже тараканами! Но при этом забывают, что все это существует миллионы лет (тараканы жили еще при динозаврах!), но никогда показатели заболеваемости не достигали 30-40% от общей численности населения. Такая картина в частности, наблюдается в Новой Зеландии. Чуть ниже заболеваемость в Великобритании – 20-30% и других странах. В-третьих, проблема заключается в попытке унификации лечения – выработки неких “стандартов” по лечению болезни. За этим, несомненно, стоят экономические причины – миниминизация расходов на здравоохранение. Но человек ведь не автомобиль и не компьютер, и “починить” его по инструкции, пусть даже составленной академиками, невозможно! Кроме того “стандарты” эти зарождались именно в стране, где проблема астмы по существу выходит из-под контроля – в Великобритании. К слову сказать последний международный доклад по астме GINA 2002 (на основе которого все стандарты и базируются) по существу это признал. Что касается смертности, то рост ее относительно снизился, но по нашему мнению, исключительно за счет роста заболеваемости. В цифрах это выглядит следующим образом: средний уровень заболеваемости астмой – 15% от общей численности населения, количество тяжело протекающих случаев достигает 10-20% в популяции астматиков, причем на долю погибающих от тяжелой астмы в некоторых странах приходится до 35%!

Вопрос:– Как же быть в этой ситуации?

Д-р В.Н. Солопов:– Ответить на него можно так: “Нужно думать!” Во-первых, не зацикливаться на причине болезни: чем бы она не была вызвана (пусть даже аллергенами!), все происходит по одному сценарию: развивается воспаление, возникает и прогрессирует нарушение проходимости бронхов (со всеми вытекающими из этого симптомами – кашлем, одышкой, хрипами и удушьем), бронхи забиваются мокротой и в конечном итоге становятся непроходимыми, приводя к гибели больного. Вот что пишет об этом ныне главный пульмонолог России академик А.Г. Чучалин: “у больных, умерших на высоте астматического приступа, … практически все генерации бронхов, вплоть до респираторных бронхиол, заполнены густыми серовато-желтыми слепками мокроты (бронхиального секрета), которые выдавливаются в виде тонких “червячков, …и в просветах РЕЗКО РАСШИРЕННЫХ БРОНХОВ И БРОНХИОЛ обнаруживают слизистые пробки…” (В 2-х томном сборнике “Бронхиальная астма”. Под ред. А.Г. Чучалина. М.: Агар, 1997, т. 1, с. 21).Отсюда вывод: по мере прогрессирования болезни бронхорасширяющие аэрозоли перестают помогать, а наоборот, вступая во взаимодействие с собственной адреналовой системой, приводят к случаям внезапной смерти больных. Именно поэтому большинство случаев внезапной смерти от астмы отмечено среди эмоционально неустойчивых людей, чей организм отвечает большим выбросом своего природного адреналина. Об этом я даже написал когда-то книгу “Эволюция астмы…”, думал все ахнут. Но ахнул сам, когда бывший партактивист, назначенный главным врачом 192-ой поликлиники в Москве, по сути ликвидировал мой кооператив, отобрав у меня помещение.

Вопрос:-Почему кооператив? Вы ведь работали на кафедре?

Д-р В.Н. Солопов:– Работал… До тех пор пока мне не стали помогать иностранцы. Свои ведь только палки в колеса ставили, вот и пришлось налаживать свое дело и искать помощь и друзей. К счастью для меня, они появились, и действительно мне помогли. Это бывший первый секретарь Британского посольства доктор Гаральд М. Липман и итальянский фабрикант Пьеро Джакомони, который то и к астме не имел никакого отношения – его фирма выпускала детскую одежду. Но Джакомони очень любит детей. Узнав, как мучаются дети-астматики, он подарил как раз то самое оборудование, которое было необходимо для продолжения моей работы. И в 1992 году я собрал врачей и Вопросов и провел презентацию своей компьютерной программы, позволяющей прогнозировать развитие астмы и “автоматически” направлять лечение больных. Кроме того, был найден способ восстанавливать дыхание на самых тяжелых стадиях! Честно говоря, я надеялся, что это будет кому-то нужно. Оказалось – никому, кроме самих астматиков, многим из которых я просто подарил жизнь.

Вопрос:– Когда вы впервые применили свой метод на практике?

Д-р В.Н. Солопов:– Это было в конце 80-х годов. Пациенткой стала женщина, которая после пребывания в реанимации принимала большие дозы преднизолона и все равно каждую ночь не спала, а сидела и задыхалась. В результате проведённого курса ей отменили стероиды и выписали с нормальной лёгочной функцией. До настоящего времени она жива, ни разу не была госпитализирована, периодически повторяет курс лечения. К сожалению, несмотря на все успехи, моя идея не нашла государственной поддержки.

Вопрос:– Неужели ваши коллеги не поддержали вас?

Д-р В.Н. Солопов:Кто может поддержать тебя, если ты казнен “непризнанием свыше”? Слава богу, что еще не устроили показательный процесс. Вспомните историю с “голубой кровью” и профессором Белоярцевым, которого довели до самоубийства. И все только потому, что он честно делал дело своей жизни. Так и для меня астма – это и работа, и жизнь, и хобби.

Вопрос:– Как я понимаю, никакие препятствия вас не остановили?

Д-р В.Н. Солопов:– Я несколько раз искал новые помещения и переезжал. Было время, когда занимался лечением больных даже в собственной квартире. Там и держал приборы, оборудование принимал больных. Как-то один из журналистов, писавший о нашей работе, сказал: “человечество веками искало способ лечения астмы. И вот, когда эта мечта сбылась, этого никто не заметил”. Но, к счастью, это заметили и оценили больные. И с поддержкой друзей из-за границы, состоятельных больных и своих соратников мне в конечном итоге удалось организовать свой астма-центр, написать 6 книг для больных и врачей. И все это – живя “на собственных хлебах” без государственной поддержки.

Вопрос:– И всё-таки, в чем заключается “изюминка” вашего подхода к лечению астмы (а точнее больных с астмой!). Вы применяете какие-то особые лекарства?

Д-р В.Н. Солопов:-Знаете, медицину в некотором смысле можно сравнить с кулинарией, где и из хороших продуктов можно приготовить что-то очень несъедобное! Дело не только в лекарствах, но и в способах их доставки и последовательности применения! Ведь многие лекарства не могут попасть в бронхиальное дерево в достаточном количестве, поскольку оно в результате воспаления закупорено слизью. Для снятия воспаления бронхов используются противовоспалительные гормональные препараты, которые неэффективны, ибо просто откашливаются вместе с накопленной в дыхательных путях мокротой. Именно поэтому у меня возникла идея применения специальных ультразвуковых ингаляторов, которые позволяют вначале полностью очистить бронхи специальными смесями отхаркивающих препаратов. А затем применять и традиционную бронхорасширяющую и противовоспалительную терапию. А для точной оценки тяжести заболевания и повышения эффективности лечения, я использую свою компьютерную программу “Диагноз. Бронхиальная астма”.

Астму можно вылечить!

Д-р В.Н. Солопов:-Прошло 15 лет и мой бывший шеф, “казнивший” меня пожизненным официальным непризнанием в виде приговора, доведенного всем своим подчиненным научным, медицинским и общественным кадрам, написал буквально следующее: “Современное научное знание позволяет утверждать, что бронхиальная астма как болезнь может быть излечима, если противовоспалительное базисное лечение было начато в срок, проведено в адекватных дозах и корректно по срокам” (“Атмосфера. Аллергические и респираторные заболевания”. Журнал для практикующих врачей, 2001, № 1 (2), с. 7).Я это делаю уже 15 лет. Но при этом считаю в рамках государства эту задачу невыполнимой. Ведь наша система здравоохранения, да и сами врачи пассивны с профессиональной точки зрения. Более 10 лет назад мы издали книги: “Астма и больной” и “Эволюция астмы”. Остатки тиража решили раздать бесплатно больным и врачам. Дали объявление в газете. Больные пришли, а врач ни один не пришёл. Они потеряли интерес не только к астме, но и к собственной профессии. Ведь их зарплата не зависит от конечного результата. К тому же у государства нет стройной и логичной программы решения этой проблемы. И если общество не поймет этого, астма станет для нас тем, чем была чума для средних веков.

Вопрос:– Значит, основная причина безуспешной борьбы с астмой – отсутствие должной программы лечения. Обращались ли вы со своей тревогой к руководителям нашего здравоохранения?

Д-р В.Н. Солопов:– Я уже давно никуда не обращаюсь. Я предпочитаю работать. Нам удалось создать свой астмологический центр, который работает без государственной поддержки. У нас отлажено обследование и лечение, есть свой круг клиентов. Лечение платное, поскольку все хорошее, как колбаса, не может быть бесплатным.

Вопрос:– Чем ваш метод отличается от других подходов к лечению астмы?

Д-р В.Н. Солопов:– Во-первых, перед началом лечения мы пытаемся понять на какой стадии болезни находится каждый конкретный астматик и что же преобладает у него в бронхиальном дереве на данный конкретный момент: спазм бронхов, воспаление и отек слизистой оболочки, накопление слизи в просвете дыхательных путей, присоединение вторичной инфекции и пр. Затем тщательно оцениваем проходимость дыхательных путей по нашему оригинальному методу с помощью компьютерной спирометрии и специальных фармакологических тестов. Больному по очереди ингалируют различные лекарства, и в зависимости от реакции бронхов, оценивают характер патологического процесса в легких. Мы выполняем и другие анализы, собираем информацию об особенностях жизни пациента. Далее разработанная мной компьютерная программа “Диагноз” анализирует полученные данные и “прогнозирует” развитие болезни. На основе этого для каждого пациента составляется своя программа лечения – последовательное применение нескольких лекарств. Сначала вводятся бронхорасширяющие препараты, которые улучшают проходимость дыхательных путей. Затем идет черёд отхаркивающих средств. Они призваны очистить дыхательные пути от мокроты. Данный этап лечения – очень важный. Если его пропустить, дальнейшей приём лекарств не принесёт пользы. И в конце подходит очередь для противовоспалительных и антиаллергических смесей. Все лекарства вводятся путем ингаляций. При этом вместо маломощных небулайзеров мы используем ультразвуковые ингаляторы.

Вопрос:– В чем их преимущество?

Д-р В.Н. Солопов:– Только ультразвуковые ингаляторы позволяют мелко распылять большие объёмы лекарств за минимальное время. Препарат попадает в самые труднодоступные участки лёгких и полностью очищает их от слизи, инфекции и отмерших в результате воспалительного процесса клеток эпителия. Другие виды ингаляторов на это неспособны. Ультразвуковые ингаляции лечат и сопутствующие заболевания – от аллергического насморка до грибковых поражений дыхательных путей.

Вопрос:– Сколько длится такое лечение?

Д-р В.Н. Солопов:– Конечно, за пару визитов к врачу астму не вылечишь. Поэтому лечение проходит длительно в домашних условиях с помощью подобранного больному ультразвукового ингалятора. И с ним на связи всегда находится опытный консультант. Больной может получить консультацию по телефону не только в рабочие часы, но даже в выходные дни и праздники. На полное очищение бронхиального дерева и восстановление нормальной легочной функции, как правило, уходит 12-18 месяцев. Причём регулярно, раз в квартал, следует проходить компьютерное обследование, чтобы внести поправки к лечению. В результате 95% пациентов избавляются от симптомов астмы, у них полностью восстанавливается легочная функция. У 50% даже после полной отмены лекарств болезнь не проявляется по 7-10 лет. После основного курса понадобится лишь регулярное (раз в полгода-год) обследование и при необходимости – профилактическая терапия.

Вопрос:– Чем же объясняется 5% неудач?

Д-р В.Н. Солопов:– Увы, не у всех хватает терпения ежедневно тратить по 20-40 минут на своё здоровье. Другим на полный курс лечения недостаёт материальных средств, ведь лекарства и ингаляционная техника нынче дороги. Проблемы могут возникнуть с курильщиками, на лечение которых нужно больше времени и сил. Труднее избавить от болезни и тех, кто в процессе лечения часто подхватывает “вторичные инфекции” – ОРЗ, ОРВИ.

Вопрос:– Как вы думаете, есть ли надежда, что в скором времени астму удастся победить? Есть ли надежда, что лечение, которое осуществляете вы, будет доступно каждому?

Д-р В.Н. Солопов:– Думаю, что нет. На это государству ежегодно приходилось бы выделять 10-15 миллиардов (!) долларов. Однако, есть альтернатива – профилактическое или превентивное лечение. Наши исследования выявили, что развитие и формирование астмы можно обнаружить буквально в первые месяцы начавшейся болезни. В таком случае “остановить” дальнейшее ее прогрессирование навсегда можно за 4-6 недельный курс лечения! Но это требует организации специализированной астмологической службы с соответственно подготовленными специалистами. В условиях сегодняшнего бюрократического государства это задача невыполнимая.

Вопрос:– Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

Д-р В.Н. Солопов:– Чтобы они никогда не столкнулись с астмой. Но если она вдруг выявлена, то как сказал известный писатель, “бороться и искать, найти и не сдаваться!” Ну а мы всегда готовы помочь любому человеку, если он в состоянии оплачивать хотя бы лекарства, ингаляционную технику, обследование и все необходимые анализы. К сожалению, других обещаний мы давать не можем. Это очень грустно, но это так.

Астма центр 'Астма Сервис' - лечение астмы (495) 472-46-03

solopov.ru

Доктор В.Н. Солопов. “Об астме, о жизни и о себе”

Об астме, о жизни и о себе

(интервью прессе)

Было время, когда Виктора Николаевича Солопова – молодого кандидата медицинских наук на кафедре академика А.Г. Чучалина – никто всерьёз не воспринимал, считая его просто “выскочкой” и скептически относясь к его заявлениям, что астму можно вылечить. Они и не подозревали, что через 10 лет о Викторе Солопове будут говорить как о талантливом новаторе и писать во многих российских и зарубежных изданиях.

Сегодняшняя идеология лечения астмы порочна!

Вопрос:- Виктор Николаевич, у меня на руках – данные медицинской статистики за последние десять лет. Если их проанализировать, получается, что заболеваемость и смертность от астмы как в России, так и за рубежом с каждым годом заметно увеличивается. Это несмотря на то, что сейчас постоянно разрабатываются новые лекарства. В чём же причина таких неутешительных показателей?

Д-р В.Н. Солопов:- Во-первых, причина заключается в том, что многие люди (в том числе и врачи!) искренне полагают, что астму (как впрочем и любую болезнь) можно вылечить каким-либо лекарством. Это в корне неверно! Достаточно вспомнить, что даже при банальной вирусной инфекции в зависимости от конкретной ситуации приходится назначать жаропонижающие, противовоспалительные, болеутоляющие и другие препараты. То есть лечить НЕ БОЛЕЗНЬ, А БОЛЬНОГО! Эта истина пришла из глубины веков, о ней твердят студентам, но тут же забывают, когда имеют дело с больным человеком.Во-вторых, неверна сама исходная посылка о причине астмы, которую связывают преимущественно с воздействием внешних аллергенов: пыльцой растений, домашней пылью, шерстью животных и даже тараканами! Но при этом забывают, что все это существует миллионы лет (тараканы жили еще при динозаврах!), но никогда показатели заболеваемости не достигали 30-40% от общей численности населения. Такая картина в частности, наблюдается в Новой Зеландии. Чуть ниже заболеваемость в Великобритании – 20-30% и других странах. В-третьих, проблема заключается в попытке унификации лечения – выработки неких “стандартов” по лечению болезни. За этим, несомненно, стоят экономические причины – миниминизация расходов на здравоохранение. Но человек ведь не автомобиль и не компьютер, и “починить” его по инструкции, пусть даже составленной академиками, невозможно! Кроме того “стандарты” эти зарождались именно в стране, где проблема астмы по существу выходит из-под контроля – в Великобритании. К слову сказать последний международный доклад по астме GINA 2002 (на основе которого все стандарты и базируются) по существу это признал. Что касается смертности, то рост ее относительно снизился, но по нашему мнению, исключительно за счет роста заболеваемости. В цифрах это выглядит следующим образом: средний уровень заболеваемости астмой – 15% от общей численности населения, количество тяжело протекающих случаев достигает 10-20% в популяции астматиков, причем на долю погибающих от тяжелой астмы в некоторых странах приходится до 35%!

Вопрос:- Как же быть в этой ситуации?

Д-р В.Н. Солопов:- Ответить на него можно так: “Нужно думать!” Во-первых, не зацикливаться на причине болезни: чем бы она не была вызвана (пусть даже аллергенами!), все происходит по одному сценарию: развивается воспаление, возникает и прогрессирует нарушение проходимости бронхов (со всеми вытекающими из этого симптомами – кашлем, одышкой, хрипами и удушьем), бронхи забиваются мокротой и в конечном итоге становятся непроходимыми, приводя к гибели больного. Вот что пишет об этом ныне главный пульмонолог России академик А.Г. Чучалин: “у больных, умерших на высоте астматического приступа, … практически все генерации бронхов, вплоть до респираторных бронхиол, заполнены густыми серовато-желтыми слепками мокроты (бронхиального секрета), которые выдавливаются в виде тонких “червячков, …и в просветах РЕЗКО РАСШИРЕННЫХ БРОНХОВ И БРОНХИОЛ обнаруживают слизистые пробки…” (В 2-х томном сборнике “Бронхиальная астма”. Под ред. А.Г. Чучалина. М.: Агар, 1997, т. 1, с. 21).Отсюда вывод: по мере прогрессирования болезни бронхорасширяющие аэрозоли перестают помогать, а наоборот, вступая во взаимодействие с собственной адреналовой системой, приводят к случаям внезапной смерти больных. Именно поэтому большинство случаев внезапной смерти от астмы отмечено среди эмоционально неустойчивых людей, чей организм отвечает большим выбросом своего природного адреналина. Об этом я даже написал когда-то книгу “Эволюция астмы…”, думал все ахнут. Но ахнул сам, когда бывший партактивист, назначенный главным врачом 192-ой поликлиники в Москве, по сути ликвидировал мой кооператив, отобрав у меня помещение.

Вопрос:-Почему кооператив? Вы ведь работали на кафедре?

Д-р В.Н. Солопов:- Работал… До тех пор пока мне не стали помогать иностранцы. Свои ведь только палки в колеса ставили, вот и пришлось налаживать свое дело и искать помощь и друзей. К счастью для меня, они появились, и действительно мне помогли. Это бывший первый секретарь Британского посольства доктор Гаральд М. Липман и итальянский фабрикант Пьеро Джакомони, который то и к астме не имел никакого отношения – его фирма выпускала детскую одежду. Но Джакомони очень любит детей. Узнав, как мучаются дети-астматики, он подарил как раз то самое оборудование, которое было необходимо для продолжения моей работы. И в 1992 году я собрал врачей и Вопросов и провел презентацию своей компьютерной программы, позволяющей прогнозировать развитие астмы и “автоматически” направлять лечение больных. Кроме того, был найден способ восстанавливать дыхание на самых тяжелых стадиях! Честно говоря, я надеялся, что это будет кому-то нужно. Оказалось – никому, кроме самих астматиков, многим из которых я просто подарил жизнь.

Вопрос:- Когда вы впервые применили свой метод на практике?

Д-р В.Н. Солопов:- Это было в конце 80-х годов. Пациенткой стала женщина, которая после пребывания в реанимации принимала большие дозы преднизолона и все равно каждую ночь не спала, а сидела и задыхалась. В результате проведённого курса ей отменили стероиды и выписали с нормальной лёгочной функцией. До настоящего времени она жива, ни разу не была госпитализирована, периодически повторяет курс лечения. К сожалению, несмотря на все успехи, моя идея не нашла государственной поддержки.

Вопрос:- Неужели ваши коллеги не поддержали вас?

Д-р В.Н. Солопов:Кто может поддержать тебя, если ты казнен “непризнанием свыше”? Слава богу, что еще не устроили показательный процесс. Вспомните историю с “голубой кровью” и профессором Белоярцевым, которого довели до самоубийства. И все только потому, что он честно делал дело своей жизни. Так и для меня астма – это и работа, и жизнь, и хобби.

Вопрос:- Как я понимаю, никакие препятствия вас не остановили?

Д-р В.Н. Солопов:- Я несколько раз искал новые помещения и переезжал. Было время, когда занимался лечением больных даже в собственной квартире. Там и держал приборы, оборудование принимал больных. Как-то один из журналистов, писавший о нашей работе, сказал: “человечество веками искало способ лечения астмы. И вот, когда эта мечта сбылась, этого никто не заметил”. Но, к счастью, это заметили и оценили больные. И с поддержкой друзей из-за границы, состоятельных больных и своих соратников мне в конечном итоге удалось организовать свой астма-центр, написать 6 книг для больных и врачей. И все это – живя “на собственных хлебах” без государственной поддержки.

Вопрос:- И всё-таки, в чем заключается “изюминка” вашего подхода к лечению астмы (а точнее больных с астмой!). Вы применяете какие-то особые лекарства?

Д-р В.Н. Солопов:-Знаете, медицину в некотором смысле можно сравнить с кулинарией, где и из хороших продуктов можно приготовить что-то очень несъедобное! Дело не только в лекарствах, но и в способах их доставки и последовательности применения! Ведь многие лекарства не могут попасть в бронхиальное дерево в достаточном количестве, поскольку оно в результате воспаления закупорено слизью. Для снятия воспаления бронхов используются противовоспалительные гормональные препараты, которые неэффективны, ибо просто откашливаются вместе с накопленной в дыхательных путях мокротой. Именно поэтому у меня возникла идея применения специальных ультразвуковых ингаляторов, которые позволяют вначале полностью очистить бронхи специальными смесями отхаркивающих препаратов. А затем применять и традиционную бронхорасширяющую и противовоспалительную терапию. А для точной оценки тяжести заболевания и повышения эффективности лечения, я использую свою компьютерную программу “Диагноз. Бронхиальная астма”.

Астму можно вылечить!

Д-р В.Н. Солопов:-Прошло 15 лет и мой бывший шеф, “казнивший” меня пожизненным официальным непризнанием в виде приговора, доведенного всем своим подчиненным научным, медицинским и общественным кадрам, написал буквально следующее: “Современное научное знание позволяет утверждать, что бронхиальная астма как болезнь может быть излечима, если противовоспалительное базисное лечение было начато в срок, проведено в адекватных дозах и корректно по срокам” (”Атмосфера. Аллергические и респираторные заболевания”. Журнал для практикующих врачей, 2001, № 1 (2), с. 7).Я это делаю уже 15 лет. Но при этом считаю в рамках государства эту задачу невыполнимой. Ведь наша система здравоохранения, да и сами врачи пассивны с профессиональной точки зрения. Более 10 лет назад мы издали книги: “Астма и больной” и “Эволюция астмы”. Остатки тиража решили раздать бесплатно больным и врачам. Дали объявление в газете. Больные пришли, а врач ни один не пришёл. Они потеряли интерес не только к астме, но и к собственной профессии. Ведь их зарплата не зависит от конечного результата. К тому же у государства нет стройной и логичной программы решения этой проблемы. И если общество не поймет этого, астма станет для нас тем, чем была чума для средних веков.

Вопрос:- Значит, основная причина безуспешной борьбы с астмой – отсутствие должной программы лечения. Обращались ли вы со своей тревогой к руководителям нашего здравоохранения?

Д-р В.Н. Солопов:- Я уже давно никуда не обращаюсь. Я предпочитаю работать. Нам удалось создать свой астмологический центр, который работает без государственной поддержки. У нас отлажено обследование и лечение, есть свой круг клиентов. Лечение платное, поскольку все хорошее, как колбаса, не может быть бесплатным.

Вопрос:- Чем ваш метод отличается от других подходов к лечению астмы?

Д-р В.Н. Солопов:- Во-первых, перед началом лечения мы пытаемся понять на какой стадии болезни находится каждый конкретный астматик и что же преобладает у него в бронхиальном дереве на данный конкретный момент: спазм бронхов, воспаление и отек слизистой оболочки, накопление слизи в просвете дыхательных путей, присоединение вторичной инфекции и пр. Затем тщательно оцениваем проходимость дыхательных путей по нашему оригинальному методу с помощью компьютерной спирометрии и специальных фармакологических тестов. Больному по очереди ингалируют различные лекарства, и в зависимости от реакции бронхов, оценивают характер патологического процесса в легких. Мы выполняем и другие анализы, собираем информацию об особенностях жизни пациента. Далее разработанная мной компьютерная программа “Диагноз” анализирует полученные данные и “прогнозирует” развитие болезни. На основе этого для каждого пациента составляется своя программа лечения – последовательное применение нескольких лекарств. Сначала вводятся бронхорасширяющие препараты, которые улучшают проходимость дыхательных путей. Затем идет черёд отхаркивающих средств. Они призваны очистить дыхательные пути от мокроты. Данный этап лечения – очень важный. Если его пропустить, дальнейшей приём лекарств не принесёт пользы. И в конце подходит очередь для противовоспалительных и антиаллергических смесей. Все лекарства вводятся путем ингаляций. При этом вместо маломощных небулайзеров мы используем ультразвуковые ингаляторы.

Вопрос:- В чем их преимущество?

Д-р В.Н. Солопов:- Только ультразвуковые ингаляторы позволяют мелко распылять большие объёмы лекарств за минимальное время. Препарат попадает в самые труднодоступные участки лёгких и полностью очищает их от слизи, инфекции и отмерших в результате воспалительного процесса клеток эпителия. Другие виды ингаляторов на это неспособны. Ультразвуковые ингаляции лечат и сопутствующие заболевания – от аллергического насморка до грибковых поражений дыхательных путей.

Вопрос:- Сколько длится такое лечение?

Д-р В.Н. Солопов:- Конечно, за пару визитов к врачу астму не вылечишь. Поэтому лечение проходит длительно в домашних условиях с помощью подобранного больному ультразвукового ингалятора. И с ним на связи всегда находится опытный консультант. Больной может получить консультацию по телефону не только в рабочие часы, но даже в выходные дни и праздники. На полное очищение бронхиального дерева и восстановление нормальной легочной функции, как правило, уходит 12-18 месяцев. Причём регулярно, раз в квартал, следует проходить компьютерное обследование, чтобы внести поправки к лечению. В результате 95% пациентов избавляются от симптомов астмы, у них полностью восстанавливается легочная функция. У 50% даже после полной отмены лекарств болезнь не проявляется по 7-10 лет. После основного курса понадобится лишь регулярное (раз в полгода-год) обследование и при необходимости – профилактическая терапия.

Вопрос:- Чем же объясняется 5% неудач?

Д-р В.Н. Солопов:- Увы, не у всех хватает терпения ежедневно тратить по 20-40 минут на своё здоровье. Другим на полный курс лечения недостаёт материальных средств, ведь лекарства и ингаляционная техника нынче дороги. Проблемы могут возникнуть с курильщиками, на лечение которых нужно больше времени и сил. Труднее избавить от болезни и тех, кто в процессе лечения часто подхватывает “вторичные инфекции” – ОРЗ, ОРВИ.

Вопрос:- Как вы думаете, есть ли надежда, что в скором времени астму удастся победить? Есть ли надежда, что лечение, которое осуществляете вы, будет доступно каждому?

Д-р В.Н. Солопов:- Думаю, что нет. На это государству ежегодно приходилось бы выделять 10-15 миллиардов (!) долларов. Однако, есть альтернатива – профилактическое или превентивное лечение. Наши исследования выявили, что развитие и формирование астмы можно обнаружить буквально в первые месяцы начавшейся болезни. В таком случае “остановить” дальнейшее ее прогрессирование навсегда можно за 4-6 недельный курс лечения! Но это требует организации специализированной астмологической службы с соответственно подготовленными специалистами. В условиях сегодняшнего бюрократического государства это задача невыполнимая.

Вопрос:- Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

Д-р В.Н. Солопов:- Чтобы они никогда не столкнулись с астмой. Но если она вдруг выявлена, то как сказал известный писатель, “бороться и искать, найти и не сдаваться!” Ну а мы всегда готовы помочь любому человеку, если он в состоянии оплачивать хотя бы лекарства, ингаляционную технику, обследование и все необходимые анализы. К сожалению, других обещаний мы давать не можем. Это очень грустно, но это так.

vn-solopov.livejournal.com

Астма и бронхит – как различить эти болезни?

Просматривая амбулаторные карты больных астмой, побывавших ранее на приеме у самых разных врачей, иногда встречаешь явно чрезмерный для одного пациента набор диагнозов. В качестве примера можно привести «заключение», дословно переписанное мной из консультативного заключения от «ведущего» института: «Бронхиальная астма, тяжелое персистирующее течение, гормонозависимая Аллергия на бытовые и пыльцевые аллергены. Хронический обструктивный бронхит. Диффузный пневмосклероз. ДН II (дыхательная недостаточность 2-й степени). Легочное сердце».

А иногда складывается впечатление, что некоторые врачи, скрывая профессиональное бессилие, просто вписывают в карту все, что приходит им в голову. Особенно удивляет смешение диагнозов «бронхиальная астма» и «хронический бронхит». Подобное встречается на каждом шагу, причем с самыми различными формулировками – «необструктивный», «обструктивный», «гнойный» и пр. Давайте же попробуем разобраться в целесообразности, а скорее в нелепости сочетания совершенно различных болезней – астмы и бронхита. Что собой представляет бронхиальная астма, критерии ее диагностики и классификации мы обсудили выше.

А что же такое хронический бронхит? Существующее в настоящее время определение этого заболевания подразумевает, что в его основе лежит поражение слизистой бронхов с чрезмерной секрецией слизи в дыхательных путях, проявляющееся хроническим или рецидивирующим кашлем с отделением мокроты. Под понятием «хронический», по определению экспертов ВОЗ, подразумевается процесс, «имеющий большинство дней, по крайней мере, три месяца в году, в течение, по крайней мере, двух лет». Подобное на первый взгляд достаточно простое определение, с одной стороны, дает основание практическому врачу, руководствуясь формальными критериями – кашлем и отделением мокроты, поставить диагноз хронического бронхита, а с другой стороны, позволяет ему совершить ошибку, не распознав более тяжелое заболевание, например астму. А в самых распространенных случаях врачи, особенно не задумываясь, совмещают в заключении оба этих заболевания. К сожалению, в абсолютном большинстве случаев подобный подход является неправильным. Почему же я беру на себя смелость высказать такое мнение? Да потому, что практически при всех острых и хронических заболеваниях легких (пневмониях, туберкулезе, профессиональных болезнях – силикозе, антракозе и пр., опухолях, муковисцидозе и многих других), в том числе и бронхиальной астме, наблюдаются кашель и откашливание мокроты. И согласитесь, что было бы довольно нелепо сформулировать, например, такой диагноз: «Рак легкого. Хронический бронхит», только на основании того, что онкологический больной откашливает мокроту в течение трех месяцев в году и на протяжении двух лет.

Наблюдательные врачи еще пару столетий назад точно подметили наличие мокроты и изменчивость ее характера при различных легочных заболеваниях. Мокрота ржавого цвет может откашливаться при крупозной пневмонии, ярко-желтого (канареечного) – при аллергических процессах в легких, черного – у шахтеров угольных шахт при профессиональных заболеваниях. А мокрота цвета малинового желе – признак распадающегося рака легкого. Характер мокроты дает представление и об особенностях патологических процессов в дыхательных путях. Зеленая мокрота – признак выраженного застоя при нарушении бронхиального дренажа – наблюдается при бронхоэктатической болезни, гнойном или гнойно-обструктивном бронхите, муковисцидозе. Некоторые легочные заболевания характеризуются наличием различных микроскопических элементов в бронхиальном отделяемом. Наличие большого количества эозинофилов и продуктов их распада – кристаллов Шарко-Лейдена в сочетании со спиралями Куршмана (являющимися, как оказалось, слепками мелких бронхов), подтверждает диагноз астмы. Можно перечислить еще немало характерных признаков, позволяющих по анализу мокроты уточнить диагноз заболевания, а не формулировать стандартное заключение – «хронический бронхит».

На факт, что все легочные заболевания связаны так или иначе с кашлем и отделением мокроты, обращал внимание еще в XIX веке известный русский врач Г.И. Сокольский. То есть, все легочные заболевания связаны с симптомами бронхита. Но «бронхит», как кашель с мокротой, сопровождающий всю хроническую бронхолегочную патологию (в том числе и астму), и бронхит как самостоятельное заболевание – это совершенно различные понятия. В чем же сущность этого различия? В главном – характере воспаления: при астме, как говорилось выше, оно носит эозинофильный (аллергический) характер, а при бронхите – нейтрофильный (инфекционный). Причем, как уже было сказано, в периоды эпидемий респираторных заболеваний одним из осложнений у больных астмой может быть присоединение вторичной инфекции, ухудшающей ее течение. Но даже при этом, несмотря на откашливание большого количества слизисто-гнойной мокроты, маскирующей наличие эозинофильных элементов, их удается обнаружить при микроскопическом исследовании. Как правило, они появляются при стихании обострения вторичного инфекционного процесса. Респираторная инфекция может сыграть роль механизма, запустившего астму. В подобных ситуациях часто диагноз формулируется как астматический бронхит, хотя по сути – это уже астма, а характер воспаления при этом, как правило, также эозинофильный.

А при хроническом бронхите инфекция является основной причиной болезни, определяющей и ее характер, и ее течение. От агрессивности инфекционного агента зависит и скорость прогрессирования болезни, и частота ее обострений, формирование и характер обструкции дыхательных путей, основным патологическим механизмом которой является не бронхоспазм с воспалительным отеком слизистой, а механическая обтурация (закупорка) бронхов слизисто-гнойным или гнойным содержимым. Нередко при бронхите выявляется и бронхоспазм, но степень его выраженности по сравнению с астмой незначительная. При астме же накопление и последующее откашливание мокроты на начальных стадиях болезни определяется тем, что сужение просвета мелких бронхов в результате их спазма и отека затрудняет работу очищающего бронхи «эскалатора». Поэтому назначение бронхорасширяющих и противовоспалительных средств на начальном этапе болезни может устранить эту проблему. Другой вопрос в том, что через 5-10 лет болезни никакие противовоспалительные и бронхорасширяющие средства не помогут освободить дыхательные пути от избытка слизи, которой вырабатывается уже в несколько раз больше, чем в самом начале болезни. К сожалению, врачи этого не понимают и, как я уже говорил, продолжают прописывать больным лекарства в аэрозолях, которые не действуют, потому что просто-напросто откашливаются из бронхов вместе с мокротой.

Подведу итог следующим образом: бронхит как самостоятельное заболевание и кашель с мокротой, сопровождающий другие болезни легких – это совершенно различные явления. И для того, чтобы поставить диагноз «хронический бронхит», необходимо вначале исключить все болезни легких, в том числе и астму! Ну а как уточнить клиническую форму хронического бронхита и проводить лечение, мы обсуждать не будем. Это – предмет отдельной книги, которую я, может быть, когда-нибудь еще напишу.

Астма центр 'Астма Сервис' - лечение астмы (495) 472-46-03

solopov.ru

Астма

АСТМА ДОКТОР

Солопов Виктор  Николаевич

Инженер-химик и врач-пульмонолог, кандидат медицинских наук. Окончил Военную академию химической защиты, а впоследствии 2-й Московский государственный медицинский институт им. Н.И. Пирогова. С 1982 по 1989 г. В.Н. Солопов – ординатор, аспирант и научный сотрудник кафедры А.Г. Чучалина. В эти годы он разрабатывает собственные методы исследования астмы и предлагает новый подход к ее лечению с помощью ультразвуковых ингаляций. Это не соответствовало консервативной научной доктрине. Независимые научные взгляды, пренебрежение к официальным догмам и организация собственного небольшого центра – медицинского кооператива «Пульмонолог» – вылились в принципиальные разногласия с А.Г. Чучалиным. В итоге последовало увольнение «по собственному желанию», а несогласие с академиком обернулось взаимной неприязнью и враждой. С 1989 по 1991 г. доктор Солопов – старший научный сотрудник НИИ возрастной физиологии и гигиены. В эти годы им разработана оригинальная теория эволюции астмы, раскрывающая причины повышения заболеваемости и смертности, а также механизмы внезапной смерти от этого заболевания. Результатом почти 10-летних научных исследований стали около 50 печатных работ и изобретений, напечатанных в России и за рубежом, а также опубликованная серия книг по астме: «Астма. Как вернуть здоровье», «Астма. Эволюция болезни», «Астма. Истинная причина болезни». В настоящее время В.Н. Солопов продолжает научно-практическую работу в рамках организованного им медицинского центра «Астма-сервис».

АСТМА И ЦЕНА ЗДОРОВЬЯ

(интервью прессе)

Когда какой-нибудь специалист делает открытие, опровергающее устоявшийся научный столп, то он обрекает себя, в лучшем случае, на ехидные ухмылки коллег, в худшем – на попадание в разряд псевдо-учёных. Чем руководствуются люди, заранее зная, что прижизненные лавры в таких случаях редко кто получает,- загадка. В любом случае, можно с уверенностью сказать, что такие исследователи - не такое уж частое явление. И встретиться с одним из них – ничто иное, как журналистская удача.

Виктор Николаевич Солопов – человек, который вот уже не один десяток лет занимается проблемой астмы. Врач-пульмонолог, кандидат медицинских наук - он перелопатил тысячи научных трудов, провел сотни экспериментов в научной лаборатории, проделав, по его собственному признанию, физико-химический анализ не одного ведра бронхиальной слизи (попросту говоря, - мокроты больных). Впоследствии написал несколько книг, посвященных загадочному недугу – бронхиальной астме, после чего сделал однозначный вывод: истинная причина этой болезни – не существующая в организме больного аллергия, а маленький грибок Кандида – тот самый который вызывает заболевание, называемое в народе молочницей; и который почему-то принято считать неприятным, но безобидным.

Сам Виктор Николаевич, несмотря на масштаб проводимых им исследований, совсем не производит впечатления типичного хрестоматийного ученого, осевшего в лаборатории и выпавшего из действительности. Приятный и лёгкий в общении человек с живым чувством юмора и своими маленькими слабостями («фильмы ужасов – это мое хобби!») в интересной и довольно своеобразной манере рассказал об открытии, способном подорвать фундаментальные основы современной медицины. В каких случаях Кандида провоцирует астму? Как избежать болезни? И чем опасен этот грибок – обо всем этом у читателей есть возможность узнать из первых уст.

- Я занимаюсь астмой уже более 20 лет. И на протяжении всего этого периода вижу, что сколько бы ни пытались вылечить астму воздействием на аллергию, даже если она есть у человека, это не приводит ни к чему, а в половине случаев ухудшает самочувствие человека и приводит к негативным последствиям. Со временем этот вопрос закрыли, и международное сообщество учёных провозгласило примерно следующее: «Всё! Мы не знаем, что является причиной астмы. Да, астма часто сочетается с аллергией, но в то же время половина случаев астмы протекает без аллергии, равно как наблюдается масса случаев аллергии без астмы». Также нередки положительные тесты на аллергию без астмы, и без проявлений аллергии. И что же тут делать?.. Вот тогда мы и начали заниматься этим вопросом, и занимались им вплотную последние пять лет. И это далеко не теоретический вопрос… Мы начали с практических наблюдений. Алгоритм поисков был достаточно простым. Известно, что аллергические реакции и астма связаны с иммунитетом. А иммунитет – это то, что защищает человека от инфекции. Значит, какой- то дефект в системе иммунитета приводит к тому, что человек начинает реагировать не только на инфекцию, но и на все то, что люди нормально воспринимали тысячи лет. Тысячи лет люди знакомы с пыльцой, с травой, с апельсинами, с тараканами… Тараканы – современники динозавров, но ведь не жаловались же первобытные люди на аллергию от тараканов, хотя их (тараканов) в иные времена было больше. А сейчас вроде и тараканов меньше, а вот астмы и аллергии все больше и больше. Это, во-первых.

Во-вторых, может быть, существует какой-то специфический астматический аллерген? Но перебор известных аллергенов ничего не дал: они известны сотни лет, а новых так и не открыли. Тогда и появилось предположение, что, поскольку главная функция иммунитета – это защита организма от инфекции, значит, причиной астмы может быть инфекция. Тем более что еще лет 20 назад учёные в классификации этой болезни, упоминали астму инфекционной природы.

И что же мы сделали? Мы просто решили посмотреть, какой микроорганизм преобладает у больных астмой, и каким образом этот микроорганизм может переключить работу иммунитета с нормального пути на аллергический.

Каким образом человек общается с внешней средой? Он питается, дышит, носит одежду. Кожа, дыхательные пути, пищеварительный тракт – три главных поверхности, посредством которых человек контактирует с внешней средой. И самым интимным и важным общением является процесс пищеварения. Это отметил еще великий учёный Илья Ильич Мечников. Ни печень, ни почки не контактируют с внешней средой, только слизистые и кожа. И чтобы человек не погиб, они должны быть защищены. Поэтому у всех людей кожа и слизистые покрыты микробами. И эти микробы - наши друзья. Если их одномоментно уничтожить, человек не проживет больше двух недель. Чернобыльская авария многим показала: если человек получает высокую дозу облучения (свыше шестисот рентген), вся его микрофлора погибает от радиации. А самое главное, погибает та микрофлора, за которую ратует в последнее время реклама на ТВ: бифидо- и лактобактерии. Но восстановиться она быстро не может. Вспомните, как вскармливают грудных детей: все соски, бутылочки им кипятят – обеззараживают - для того, чтобы внутрь попали и размножились не стафилококки и стрептококки, а бифидо- и лактобактерии, чтобы они там, заполнив кишечник, выполняли свои полезные и нужные функции.

Все полезные бактерии кишечника снабжают человека витаминами, и более 50% витаминов мы получаем от этих бактерий. Они стимулируют иммунную систему, защищающую человека от инфекций. В древности очень много людей гибло от чумы, холеры и прочих напастей, но ведь кто-то и выздоравливал. А выживали те, у кого иммунитет был хороший!

Если поверхность слизистых занята нормальной микробной флорой, то патогенной не остаётся места. А когда в пищеварительный тракт попадают патогенные микроорганизмы, то они не продуцируют для человека витамины, а отбирают их у него. Они не укрепляют, а подавляют иммунитет, ухудшают пищеварение и вызывают воспаление слизистой пищеварительного тракта, которое заканчивается энтероколитом. Вот почему на экране телевизора симпатичная девушка и жалуется на живот. И мы в течение пяти лет долго и тщательно обследовали всех больных с астмой, которые к нам приходили на лечение, изучая состав их микробной флоры. А в результате выяснилось, что у астматиков преобладающей микробной флорой в легких и кишечнике являются грибки кандиды (возбудителя молочницы).

Тогда мы стали сравнивать эти результаты с литературными данными, и оказалось, что 50 лет назад носителями кандиды были всего 5-10% всего населения. При этом они не были больны активной формой кандидоза. Спустя 20 лет кандидоносителей было уже 20-30%, а сегодня их около 70% от общего количества людей! Так же как растет кандидоносительство, такими же темпами растет заболеваемость астмой. Абсолютно синхронно! Это первое доказательство.

Второе. Непонятно было утверждение о том, что астма передаётся по наследству. В истории с наследственностью астмы были очень интересные факты. Например, рождается двое близнецов. У одного от рождения до смерти – астма, а второй – от рождения до смерти – абсолютно здоров. Ведь это близнецы – люди с одинаковым набором генов! О какой генетической предрасположенности может тогда идти речь?.. Или как объяснить такой факт: в семье жена больна астмой, вдруг через 10 лет заболевает муж. Они же не кровные родственники! Значит, это может передаваться каким-то другим образом. Невольно нам помогли учёные-эпидемиологи, которые проводили исследование относительно роста кандидоносительства. Они задались вопросом, должна ли молочница быть в организме здорового человека. Обследовали абсолютно здоровых людей, у которых не было ни гнилых зубов, ни плохих миндалин, ни хронических, ни острых болезней. И в этой большой группе здоровых людей выявили кандиду всего в 5% случаев, и только в полости рта. Отсюда вывод: этот микроб не должен быть в составе нормальной микрофлоры человека.

Цена здоровья

- Самое ценное, что есть у человека – это его здоровье. А чему она равна, цена здоровья? С биологической точки зрения, цена здоровья – это один килограмм микробов, живущих в кишечнике человека. И этот килограмм микроорганизмов каждые 24-48 часов обновляется в кишечнике... Если они погибнут, то, как в случае с пострадавшими в Чернобыле, человек не проживет и больше двух недель. Через две недели тяжело облученный человек будет весь покрыт кровоточащими язвами и гноем и обязательно погибнет. Потому что, исчезнувший килограмм микроорганизмов быстро восстановиться не сможет. Удивительно, но весь парадокс в чем: человек может жить без мозга, в коме, например – существовать как биологический объект, если в нем поддерживается постоянство внутренней среды, и в нем живет килограмм микроорганизмов. А вот если у него есть душа, сознание и сердце, но микробов в кишечнике нет, – он погибает! То есть, как биологический объект человек живет в симбиозе с микробами, он сожительствует с ними. Это, конечно, очень грустно, если вспомнить слова Гамлета «…человек поступками близок ангелам…», но, к сожалению, цена жизни его именно такова.

Эпидемиологическая картина

- Сегодня уровень кандидоносительства катастрофически высок! 200 лет назад разве люди знали про бифидо- и лактобактерии. Они просто жили спокойно, и никто не знал про аллергию и не страдал ею. А почему? А потому что тогда не было кандид! Человек рождался, проходя родовые пути заселенные бифидобактериями, а у сегодняшних женщин они покрыты кандидами. Сегодня 90 процентов новорожденных, проходя родовые пути, заражается грибками молочницы. Как же складывается их судьба? Те, у кого иммунитет сильный, побеждают микробов, а те, у кого слабый, - рискуют стать аллергиками и астматиками. Ведь дыхательные пути пересекаются с пищеварительным трактом. Стоит человеку поперхнуться, и кандида может попасть в дыхательные пути. И сегодня мы видим детей, у которых симптомы астмы наблюдаются после первых месяцев жизни, а годовалый астматик уже не редкость…

Механизм возникновения

- Самое интересное, каким же образом это всё происходит? Ведь микробов много. А почему именно кандида? Человек преимущественно заражен одним видом грибков. Разве вы видели человека, покрытого плесенью (не считая фильмов ужасов)? Сыр с плесенью мы видим, хлеб плесневелый бывает, фрукты. А люди преимущественно заражены кандидой. Главная особенность этих грибков заключается в том, что они не просто живут и размножаются на коже или в полости органа, а обладают свойством срастаться с тканями организма. Они врастают в организм, так же, как, например, плесень в хлеб. Вы видели когда-нибудь ногти, пораженные грибком? Они толстые, неровные. Это потому, что грибок уже врос в ткань ногтя. А у иммунитета есть еще одна функция – ни в коем случае не допустить, чтобы в организм, в ткани вросло что-то чужеродное. Если бы такое было возможно, тогда появились бы химеры. Потом то и должна существовать тканевая несовместимость, даже среди особей одного вида. А представьте, если бы не было иммунитета: захотел человек себе лошадиную голову пришить – пришил и поскакал…

Вторая функция иммунитета – отторгать всё чужеродное. Когда кандида врастает в слизистые оболочки и кожу, - организм пытается её убить. Но проблема в том, что механизмы иммунитета настолько мощны, что могут повредить не только чужеродные организмы, но и клетки своих органов. А кандида, как сорняк, она расползается по всей поверхности, и если организм предпримет массированную попытку уничтожения этих клеток, то он повредит и собственную ткань. Но поскольку бороться с грибками организм всё равно должен, то иммунитет переходит в режим «щадящей» защиты и начинает вырабатывать антитела, которыми пытается грибки связывать. А в результате развивается аллергия, так как эти антитела начинают вырабатываться на все, что нас окружает, а не только на кандиду. Так развивается аллергия. Ну а самые мощные аллергические реакции развиваются на грибки и плесень. То есть, в известном смысле, грибки вызывают развитие аллергии, как на самих себя, так и на все остальное. А происходит это в результате переключения иммунного ответа с нормального - противоинфекционного - пути на ненормальный - аллергический.

Еще один очень интересный факт. Например, у человека появилась аллергия на пыльцу одуванчика, и он больше ничем не страдает, а потом вдруг присоединилась аллергия на домашнюю пыль … Потом - аллергия на животных… То есть, как только аллергический процесс в организме запустился, у человека потихоньку начинает расширяться спектр аллергенов, на которые он реагирует. И даже есть такой медицинский феномен – аллергия на всё - человек ничего не переносит: ни большинство пищевых продуктов, ни лекарств, и вообще он не знает, как ему жить (но это, к счастью, бывает очень редко). А о чём это говорит? Это говорит о том, что в основе формирования аллергии существует какой-то движущий механизм, движущая сила. И эта сила – тот самый фактор, который переводит иммунитет на несвойственный ему режим работы. Что это за фактор, можно легко проследить, он очень распространен. Здоровый молодой человек познакомился с не очень здоровой девушкой (кандидоносительницей), поцеловался с ней, заразился от нее кандидой, которая распространилась по его организму. Потом, например, он перенёс грипп с осложнениями, лечился антибиотиками, убившими всю полезную микрофлору, и вдруг стал… подкашливать. Ему провели специальные тесты и выявили аллергию. А потом выясняется, что девушка, с которой он встречался, - вообще аллергик с детства.

Доказательства

На самом деле всё не так просто… Ведь самое страшное для любого пишущего и думающего человека – это написать какую-то глупость. Чтобы написать свою книгу о причине астмы и аллергии, я пять лет обдумывал и раскладывал «по полочкам» полученные факты, искал доказательства в литературе. И оказалось, что таких доказательств существует множество! Просто никто или не осмелился об этом прямо сказать, или всё-таки до сих пор сомневается. Уже давно описано и существует такое понятие, как «синдром, связанный с кандидой» или «Candida related complex». Такие состояния, как плохая работоспособность, вялость, синдром раздраженного кишечника, синдром хронической усталости – это прямые следствия воздействия кандиды на человека. Токсины - продукты «жизнедеятельности», которые вырабатывает кандида, попадают в кровь и отравляют организм человека.

Есть такой анекдот. На экзамене по научному коммунизму профессор спрашивает студента:

- Скажите, коллега, как Вы думаете, кто придумал научный коммунизм, коммунисты или учёные?

Студент долго думает, потом отвечает:

-Я думаю, что коммунисты, потому что, если бы это были учёные, то они бы сначала на собаках проверили…

Оказалось, что всё уже проверено на животных. Если экспериментальных животных заразить кандидой, то у них иммунитет может переключиться на аллергический тип! И подытожив всё, о чем говорилось, мы сделали такие выводы. Во-первых, растет частота кандидоносительства. А во-вторых, абсолютно синхронно с этим по годам растёт частота заболеваемости астмой и аллергией. В-третьих, кандида – единственный микроб на сегодняшний день, который допускает обычное носительство его людьми без каких-то болезненных проявлений. То есть не обязательно, что человек, получив этого микроба, сразу заболеет астмой или аллергией. Нет! Должна накопиться некая «критическая масса» этих грибков, которая, постепенно захватив свою территорию, как в фильме «Чужие», создает иммунологический сбой в работе организма. А кандиды и впрямь как «Чужие» - очень выносливы! Их можно высушить, через два года полить водой, и они оживут! Их можно несколько раз заморозить, они оживут. Они живут везде – на мебели, на полу, на полуфабрикатах и грязных руках – где угодно! И передаются всеми возможными путями – через грязные руки, поцелуи, бытовые контакты, через посуду, пищу и даже воздушно-капельным путем.

Сообщники кандид

Один из главных факторов, провоцирующих распространение кандиды в организме, - является неправильное питание. Вы знаете, где самый высокий уровень заболеваемости астмой? В англо-говорящих странах – где уже давно решили все экологические проблемы, но люди злоупотребляют фаст-фудом! А что такое фаст-фуд? Это много хлеба и мало мяса. Как-то я приехал к друзьям в Англию, они повели меня в буфет – закусить… А там мне дают бутерброд с огромной булкой и малюсеньким, тонюсеньким кусочком мяса… А я спрашиваю: «А нельзя наоборот?..» Это повсеместное явление: характер питания людей стал состоять из огромного количества углеводов. А в этой среде прекрасно размножаются грибки. От углеводов они просто, как любит говорить нынешняя молодежь, «балдеют»! Кроме того, в англоязычных странах люди злоупотребляют пивом - продуктом дрожжевого брожения. А это тоже прекрасная среда для кандид. В России, по сравнению с ними, пока не очень высокий уровень заболеваемости астмой, но мы начинаем переходить на западный образ жизни. Это ужасно! Ещё 20 лет назад мы такого количества дисбактериозов и кандидоносительства мы не видели!

Реакция общественности

Как только я издал свою книгу «Астма. Истинная причина болезни», и мы провели презентацию, к нам на форум посыпались истории, содержание которых, если опустить все нецензурные слова в адрес врачей было приблизительно таким: « Я была беременна, меня лечили антибиотиками, ребенок родился и заболел пневмонией, ему тоже кололи антибиотики, потом у меня обострилась молочница, и теперь у меня астма» То есть подтверждений правильности нашей теории масса. На пути к истине, как гласит диалектика, мы прошли весь путь – «от живого созерцания к абстрактному размышлению и от него к практике». Сейчас народ сам подтверждает наши выводы, а что скажет непросвещенный терапевт, - меня вообще не интересует! Доктора сегодня в их общей массе, образно говоря, «не врубились» в то, что было новым еще десять лет назад, а то, что новое сейчас, вообще не известно когда будет адекватно воспринято. В 1998 году Минздрав издал стандарты по лечению астмы, они уже поменялись, а так и не дошли до народа в поликлиниках.

Тем не менее, я был плохим учёным, если бы меня не интересовало мнение коллег. И я счастлив, что в печати по этому поводу появляются положительные отзывы известных специалистов. Например, 8 ноября прошлого года в «Медицинской газете» заслуженный деятель науки, профессор Г.В. Трубников сказал: «Утверждаемая автором концепция о роли грибов Candida… наиболее реальна в объяснении аллергических реакций и астмы».

О чём не подозревают терапевты

Более того, ВСЕ системные (аутоиммунные) заболевания провоцируются тоже кандидой! Еще Мечников писал: «В патологии человека основное место занимают эндотоксины кишечника, вырабатываемые патогенными микробами». Все системные заболевания протекают по сходным иммунопатологическим механизмам. Просто точки приложения у них разные. У одних людей – это суставы (ревматоидный артрит), у других – кожа (склеродермия), у третьих – еще что-то. Сегодня здоровье человека определяется не столько внешней средой, сколько внутренней – их микробами. К сожалению, об этом не подозревают многие терапевты (ну да Бог с ними, они много о чем не подозревают…).

По самым скромным подсчетам, от астмы ежегодно умирает 2 миллиона человек. Мы еще 20 лет назад придумали технологию лечения, которая, во многих случаях излечивает человека от астмы или не даёт ему стать тяжелым инвалидом и умереть. Если бы её внедрили, то уже 40 миллионов человек не умерли бы от астмы. Но это уже другая история…

Ну а если кого-то это заинтересует, можно почитать мои книги «Астма. Как вернуть здоровье», «Астма. Эволюция болезни» и «Астма. Истинная причина болезни». Они, кстати, есть и в Интернет на сайте астма центра «Астма-Сервис».

solopov.astma.ru

Бронхиальная астма – причины

Триггерные механизмы и прогрессирование астмы

Общее определение триггерного механизма может быть следующим: ЭТО ЛЮБОЙ ПРОВОЦИРУЮЩИЙ ФАКТОР ИЛИ ВОЗДЕЙСТВИЕ, ПРИВОДЯЩЕЕ К ПЕРВОНАЧАЛЬНОМУ ВЫБРОСУ МЕДИАТОРОВ ВОСПАЛЕНИЯ, КОНЦЕНТРАЦИИ КОТОРЫХ ДОСТАТОЧНО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ, ВЫЗВАВ ПОВРЕЖДЕНИЕ, ОТЕК СЛИЗИСТОЙ БРОНХОВ И СПАЗМ БРОНХИАЛЬНОЙ МУСКУЛАТУРЫ, ЗАПУСТИТЬ АСТМУ С ЕЕ КЛИНИЧЕСКИМИ ПРОЯВЛЕНИЯМИ: ПРИСТУПАМИ УДУШЬЯ, ОДЫШКИ, ЗАТРУДНЕННОГО ДЫХАНИЯ И КАШЛЯ.В настоящее время наиболее частым запускающим фактором астмы являются респираторные инфекции. Типичная история заболевания выглядит следующим образом: вполне здоровый, хорошо чувствующий себя человек перенес грипп (ОРВИ), пневмонию или просто, как обычно выражаются, простуду. После этого неприятного события он начинает периодически подкашливать или даже постоянно кашлять. Если это его беспокоит, он обращается в поликлинику, проходит обследование (обычно ему делают анализ крови, мочи, рентгеноскопию), после которого, как правило, отклонений от нормы не находят. Кашель продолжается, при этом может откашливаться или не откашливаться мокрота, и наконец появляется диагноз: «хронический бронхит». Еще через некоторое время совершенно неожиданно больной ощущает затруднение дыхания или хрипы в грудной клетке, и диагноз уточняется: «хронический астматический бронхит». Спустя еще какое-то время состояние ухудшается (сроки могут быть самыми различными) и появляется первый приступ удушья. И, наконец, выясняется, что у пациента бронхиальная астма, хотя это можно было установить еще в то время, когда больной только начал кашлять.Во многих случаях после установления диагноза астмы, проявившейся на фоне респираторной инфекции, у пациента выявляется аллергия на какие-либо вещества, однако раньше ее воздействия на организм было недостаточно для того, чтобы запустить астму. На фоне же респираторной инфекции развившееся воспаление и запустило, по сути, «дремавшую» астму. Другим фактором, запускающим астму, может стать повышенное содержание аллергена, к которому чувствителен данный субъект. Классический пример: у человека, живущего в средней полосе России, с аллергией на пыльцу амброзии, развившейся когда-то в отпуске на юге, повторный приезд на отдых в это место запускает астму. В данном случае причиной его болезни является повышенная чувствительность (сенсибилизация) к пыльце амброзии, а триггерным фактором — повторное воздействие пыльцы на чувствительный к ней организм. В подобной ситуации и причина болезни, и триггерный фактор в известном смысле одно и то же.Триггерные факторы, как и причины, могут быть самыми разнообразными: физическое и психическое перенапряжение; эмоциональные травмы; вдыхание отравляющих газов, химических веществ и даже прием лекарств; беременность и роды; переезд на постоянное место жительства в экологически неблагоприятный район и еще многое, о чем могли бы рассказать миллионы больных. В научной литературе, например, описаны случаи эпидемий астмы в различных странах после выброса в окружающую среду тех или иных химических веществ, повышенного загрязнения атмосферы и образования смога и т. д. Триггерный фактор и непосредственная причина астмы, как вы уже поняли, могут быть одинаковыми. Но принципиальное различие этих понятий заключается в следующем: триггерный фактор — это не причина болезни (без которой астма не могла бы просто развиться). ТРИГГЕРНЫЙ ФАКТОР — ЭТО ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ТОЛЧОК, КОТОРЫЙ ЗАПУСКАЕТ УЖЕ СФОРМИРОВАВШИЙСЯ, НО ДО ПОРЫ «ДРЕМЛЮЩИЙ» ПРОЦЕСС — БРОНХИАЛЬНУЮ АСТМУ.В настоящее время в связи с разнообразием причин астмы многие специалисты отождествляют их с триггерными факторами. С точки зрения причинно-следственных отношений это не совсем верно. Как уже говорилось, несмотря на разнообразие причин болезни, у каждого конкретного астматика она одна, например аллергия к домашней пыли. В условиях, когда концентрация данного аллергена низкая, его воздействия недостаточно, чтобы запустить астму, и она «дремлет» в ожидании дополнительного толчка — триггера. Этим толчком могут стать и респираторная инфекция, и пневмония, и повышение концентрации виновного аллергена (например, из-за отсутствия влажной уборки), и многое другое. Таким образом, еще раз подчеркиваю: ОСНОВНЫМ ОТЛИЧИЕМ ПРИЧИНЫ БОЛЕЗНИ ОТ ФАКТОРА, ЕЕ ЗАПУСКАЮЩЕГО, ЯВЛЯЕТСЯ ЕЕ УНИКАЛЬНОСТЬ В КАЖДОМ КОНКРЕТНОМ СЛУЧАЕ. В ТО ЖЕ ВРЕМЯ В РАМКАХ ОДНОЙ БОЛЕЗНИ ДЛЯ ВСЕЙ ПОПУЛЯЦИИ АСТМАТИКОВ ПРИЧИН НАСЧИТЫВАЕТСЯ ДОСТАТОЧНО МНОГО. Отличие астмы от болезней, имеющих одну вполне определенную причину (например, инфекционных), и послужило поводом для ученых, собравшихся на симпозиуме CIBA в 1958 г., отнести ее к так называемым хроническим неспецифическим заболеваниям легких (ХНЗЛ). Термин «неспецифические» подразумевает отсутствие единой для всех людей причины болезни, а не беспричинность таковой вообще.Подвести итог вышесказанному можно следующим образом: астма в каждом конкретном случае имеет однозначную причину, определяющую ее индивидуальные особенности, а механизмы, запускающие ее, даже в случае одинаковых причин могут быть самыми различными.Запустившись тем или иным способом, астма может протекать по-разному. Когда причинный фактор действует эпизодически, например, в случаях аллергии к пыльце трав или деревьев, цветущих только в определенное время, астма носит эпизодический характер: ее симптомы отмечаются только в период цветения этих растений. А после исчезновения аллергена бронхиальной системе астматика отпущено достаточно времени до следующего сезона цветения, чтобы восстановить все поврежденные воспалительным процессом структуры. И болезнь не беспокоит пациента до следующего контакта с аллергеном. Если причинный фактор воздействует на астматика постоянно (например, при аллергии к домашней пыли, шерсти домашних животных и пр.), болезнь не дает ему восстановительного тайм-аута и начинает прогрессировать по общебиологическим законам развития хронического воспаления.Хронизация воспаления в бронхиальном дереве определяется не только повреждением и нарушением функции слизистой оболочки, но и проникновением в подслизистый слой и накоплением в нем (это называется инфильтрацией) различных клеточных элементов: эозинофилов, лимфоцитов, плазматических клеток и др. А в дальнейшем практически любой провоцирующий фактор — вирусные респираторные инфекции, поллютанты, химические раздражители и прочие — вызывает повреждение и распад клеток, инфильтрирующих подслизистый слой, выброс огромного количества биологически активных медиаторов и обострение воспалительного процесса. То есть сформировавшийся процесс хронического воспаления уже сам по себе способен индуцировать повторные реакции освобождения медиаторов из различных клеток, локализующихся в бронхиальном дереве или инфильтрирующих его подслизистый слой. По сути, формируется порочный патологический круг и развивается особый — эозинофильный — хронический бронхит, так как среди клеток, проникающих в слизистый и подслизистый слои, в отличие от обычного хронического бронхита, преобладают эозинофилы.Именно аллергический — эозинофильный — характер воспаления при астме, в отличие от бронхита, вызывает выраженный бронхоспазм и воспалительный отек слизистой. Остальные патофизиологические механизмы прогрессирования болезни: атрофия и гибель мерцательного (реснитчатого) эпителия, гиперплазия бокаловидных клеток и желез подслизистого слоя с последующим нарушением бронхиального дренажа, присоединение вторичной инфекции, вызывающей нередко образование и откашливание слизисто-гнойной мокроты, — не отличаются от таковых при других хронических легочных заболеваниях. То есть, будучи запущенной, астма живет по общебиологическим законам прогрессирования хронического воспаления и уже существенно не зависит от вызвавшей ее причины.По мере развития болезни приступы становятся все более продолжительными и тяжелыми, труднее поддаются снятию бронхорасширяющими препаратами. Это происходит вследствие прогрессирования воспаления и нарушения слизеобразования в бронхиальном дереве. Почти каждый больной астмой в начале заболевания откашливает не очень много мокроты, а через несколько лет ее ежедневный объем увеличивается. Причина этого заключается в том, что в результате хронического воспаления количество слизистых клеток в бронхиальном дереве увеличивается, по разным данным, в 2–5 и даже в 10 раз. На рисунке вы можете увидеть, насколько изменена структура слизистой бронхов у астматиков «со стажем»: повреждены реснички мукоцилиарного эскалатора, увеличено количество бокаловидных клеток, продуцирующих слизь, на поверхности слизистой скапливается большое количество слизи, утолщен и инфильтрирован (как бы «нашпигован» разного рода клетками) подслизистый слой.

Рис. Изменения слизистой бронхов у астматиков «со стажем»:1 — реснитчатые клетки; 2 — поврежденные реснички; 3 — бокаловидные клетки; 4 — базальные клетки;5 — слой вязкой слизи; 6 — подслизистый слой инфильтрирован клеточными элементами

ЕСТЕСТВЕННЫЕ МЕХАНИЗМЫ ЭВАКУАЦИИ НА ЭТОМ ЭТАПЕ НЕ СПРАВЛЯЮТСЯ С ОЧИЩЕНИЕМ БРОНХИАЛЬНОГО ДЕРЕВА, И ЭТО ПРИВОДИТ К ХРОНИЧЕСКОЙ ОБСТРУКЦИИ МЕЛКИХ БРОНХИАЛЬНЫХ ВЕТВЕЙ ВЯЗКОЙ СЛИЗЬЮ. Привожу данные американского ученого А. Уоннера (A. Wanner) почти 20-летней давности: «Недавно такие (слизистые. — авт.) пробки нашли в периферических бронхах детей, болеющих бронхиальной астмой, но находящихся в стадии ремиссии болезни, при взятии биопсийного материала на открытом легком. Пробки чаще встречались в бронхах диаметром более 1 мм, но были и в более мелких» (А. Уоннер. Морфология обструктивных процессов в воздухоносных путях. В кн.: Бронхиальная астма. Под ред. Э. Гершвина. Перевод с английского. М., 1984, с. 112). Но к сожалению, это происходит постепенно и незаметно для больного, и для наблюдающего его врача.А дальнейшее прогрессирование астмы связано с присоединением вторичной инфекции в результате частых простуд или острых респираторных заболеваний. Нередко бесконтрольное применение антибактериальных препаратов без рекомендации врачей приводит к формированию нечувствительной практически ко всем антибиотикам микробной флоры, что еще более ускоряет прогрессирование заболевания. Частые обострения инфекционного процесса в дыхательных путях являются причиной хронических воспалительных изменений, формирования склероза по ходу бронхиального дерева, потери эластичности (эмфиземы) и воздушности легочной ткани (пневмосклероза). То есть к обратимым изменениям стенки бронха (воспалительный отек и набухание слизистой) присоединяются необратимые — деформация и склероз. Необратимые нарушения проходимости бронхиального дерева приводят к развитию дыхательной недостаточности с последующими осложнениями на сердечно-сосудистую систему.Итак, подводя итог вышесказанному, можно дать следующее определение бронхиальной астмы: ЭТО ХРОНИЧЕСКОЕ БРОНХОЛЕГОЧНОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ, ПРОЯВЛЯЮЩЕЕСЯ ПЕРИОДИЧЕСКИ ВОЗНИКАЮЩИМИ ПРИСТУПАМИ УДУШЬЯ, ЗАТРУДНЕНИЕМ ДЫХАНИЯ И (ИЛИ) КАШЛЕМ ВСЛЕДСТВИЕ НАРУШЕНИЯ ПРОХОДИМОСТИ ДЫХАТЕЛЬНЫХ ПУТЕЙ, ВЫЗЫВАЕМОГО ПРОГРЕССИРОВАНИЕМ В НИХ АЛЛЕРГИЧЕСКОГО (ЭОЗИНОФИЛЬНОГО) ВОСПАЛИТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА.Таким образом, астма — это заболевание, связанное с хроническим воспалительным процессом в бронхиальном дереве. Об этом еще в позапрошлом веке писали два известных ученых — Куршман (H. Curschmann) и Лейден (E. Leyden), которых можно по праву назвать основоположниками современной науки — астмологии. Однако консервативное большинство согласилось с этим столетие спустя! Только в 1992 г. ученые, наконец, единодушно признали (или, как они говорят, «пришли к консенсусу»), что хроническое воспаление в бронхиальном дереве является основой всех патологических процессов и клинических проявлений астмы. Это положение было зафиксировано в докладе, названном «Международный доклад о соглашении в диагностике и лечении астмы» (International Consensus Report on Diagnosis and Treatment of Asthma. U. S. Department of Health and Human Services, Bethesda, Maryland, 1992). В дальнейшем Американский Национальный институт Сердца, Легких и Крови и Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) составили рекомендательный доклад «Глобальная стратегия по лечению и профилактике астмы», который был принят как руководство к действию во многих странах. Спустя несколько лет он был переведен и опубликован в нескольких российских медицинских журналах и также объявлен руководством к действию. На основе этого доклада были составлены «национальные» (то есть российские) программы по борьбе с астмой. Оттого, что эти доклады были распространены во всемирном масштабе, ничего революционного в лечении астмы не произошло: рекомендуемые сегодня в качестве базисных (основных) препаратов противовоспалительные гормональные средства в различных вариантах использовались свыше 40 лет до появления этих документов. Правда, теоретические обоснования практического применения гормонов были самыми разными. О том, что предлагает доклад «Глобальная стратегия…» мы поговорим позже. Ну а все дальнейшие ссылки с указанием соответствующих страниц будут относиться к русскому переводу доклада «Бронхиальная астма. Глобальная стратегия. Лечение и профилактика бронхиальной астмы» (Русский медицинский журнал. Специальный выпуск. Том 3, 1996, № 10, май). Далее будем его называть просто доклад «Глобальная стратегия…».После всего прочитанного у страдающих астмой может возникнуть вопрос: «В течение длительного времени приступов у меня нет, и если действительно предположить, что в результате постоянно протекающего воспалительного процесса моя болезнь прогрессирует, то почему я этого не ощущаю по самочувствию?» Ответ очень прост: вы приспосабливаетесь к ухудшению вашего состояния путем постепенного снижения физической активности и выносливости. И если вы попробуете свои силы в каком-либо физическом упражнении, то быстро в этом убедитесь. Иногда бывает и наоборот: больные, ведущие активный образ жизни, постоянно тренируя себя физическими упражнениями, вырабатывают выносливость к нарушениям бронхиальной проходимости и потому не ощущают прогрессирования своего заболевания, которое рано или поздно даст о себе знать. Более того, часто наблюдаются случаи так называемой бессимптомной астмы (находящейся на начальном этапе и никак себя не проявляющей) и атипичной формы заболевания, проявляющейся только одним симптомом — постоянным кашлем (или подкашливанием). А проблемы появляются, когда нарушения бронхиальной проходимости становятся несовместимыми с нормальным газообменом: при этом развивается кислородная недостаточность. Но выраженные нарушения газообмена наблюдаются в случае, когда проходимость бронхов составляет всего 10–20% от нормы. В подобных случаях это происходит только через 15–20 лет (а иногда и позже) от начала болезни. И все эти годы субъекты с атипичным течением заболевания наблюдаются у врачей обычно с диагнозом «хронический бронхит», не подозревая о том, что происходит в легких на самом деле. Как же вовремя распознать астму и поставить правильный диагноз? Об этом и пойдет речь в следующей части книги.

Астма центр 'Астма Сервис' - лечение астмы (495) 472-46-03

solopov.ru

лечение астмы по методу д-ра солопова

Солопов В.Н. Астма. Как вернуть здоровье

Если вы внимательно читали предыдущие главы, касающиеся развития и прогрессирования астмы, то, наверняка, запомнили два момента: 1) течение болезни сопровождается увеличением числа клеток и желез, продуцирующих слизь, проявляясь постепенным увеличением количества откашливаемой из бронхов мокроты; 2) в изменившихся условиях современной жизни практически у всех больных на фоне ежегодных эпидемий респираторных инфекций (или простуд) хронический процесс воспаления в дыхательных путях осложняется присоединением вторичной микробной (иногда в сочетании с вирусной) инфекции. И после первого же недостаточно эффективно пролеченного респираторного заболевания любая чисто аллергическая астма становится смешанной, поскольку ее дальнейшее течение усугубляется простудами и респираторными инфекциями. Именно в этот период болезнь нередко выходит из-под контроля, а слишком «упорные» врачи продолжают назначать только эуфиллин, антиаллергические средства или ингаляционные стероиды, не замечая бессмысленности своих действий. Избыток слизи и ее застой в дыхательных путях служат благоприятной средой для жизнедеятельности различных микробов. И никакие антибиотики, принимаемые внутрь в период обострения болезни, не могут полностью справиться с этой инфекцией, так как она благополучно переживает все антибактериальные «атаки» в просвете бронхиального дерева, «зарывшись» в слой слизи, как в земляном окопе на войне.Поэтому принципиальной задачей является очищение дыхательных путей от ежедневно скапливающейся там мокроты. С этой целью, как уже понятно, необходимо использовать отхаркивающие препараты (о них мы говорили в III части книги). Однако, несмотря на достаточный ассортимент отхаркивающих средств, довольно часто наблюдаются случаи неэффективности при их применении. Отчего же это зависит? Как выбрать наиболее эффективное отхаркивающее средство и его дозу, продолжительность лечения, а также путь введения — внутрь или в виде ингаляций? Вопрос достаточно сложен: я со своим ассистентом Ириной Викторовной Луничкиной посвятил этой проблеме несколько лет и опубликовал около десятка научных статей. Итоги наших исследований мы подвели в небольшой брошюре (В.Н. Солопов, И.В. Луничкина. Нарушения экспекторации и бронхиальная обструкция. М., 1989) и в зарубежном научном журнале «Respiration» (V.N. Solopov, I.V. Lunichkina. Expectoration Disturbances and Bronchial Obstruction. Respiration, 1991, 58: N 5-6, p. 287–293). Вопрос о роли нарушений слизеобразования при астме, по данным наших исследований, освещен также в моей небольшой книге «Эволюция астмы…», изданной в 1992 г. Тираж брошюры «Нарушения экспекторации…», изданной «подпольно», в обход цензуры и разрешительной системы Главлита бывшего СССР, составил всего 300 экземпляров, а «Эволюция астмы…», как мне теперь кажется, написана достаточно сложным «наукообразным» языком. Поэтому попытаюсь изложить этот вопрос более просто и ясно.

3. 1. Нарушения экспекторации и бронхиальная обструкция у больных астмой

Как уже говорилось, гиперпродукция слизи и ее застой в дыхательных путях не только усугубляют нарушения бронхиальной проходимости, но и существенно снижают эффективность ингаляционной противовоспалительной терапии. В этой связи очищение дыхательных путей от скопившегося секрета является чрезвычайно важной задачей. НО ЭФФЕКТИВНО РЕШИТЬ ЕЕ МОЖНО ТОЛЬКО ПРИ ОДНОМ УСЛОВИИ: ВСЯ ОБРАЗУЮЩАЯСЯ В БРОНХАХ В ТЕЧЕНИЕ СУТОК СЛИЗЬ ДОЛЖНА ЗА ЭТО ВРЕМЯ ЭВАКУИРОВАТЬСЯ. ТОЛЬКО В ЭТОМ СЛУЧАЕ МОЖНО ПОЛНОСТЬЮ ОЧИСТИТЬ ДЫХАТЕЛЬНЫЕ ПУТИ И ВОССТАНОВИТЬ НОРМАЛЬНУЮ БРОНХИАЛЬНУЮ ПРОХОДИМОСТЬ.Но как оценить полноту очищения бронхиального дерева от скапливающейся в нем мокроты? Для этого нам пришлось разработать специальные методы обследования, которых ранее не существовало. Зарубежные ученые, исследуя эту проблему, пытались оценить скорость выведения из дыхательных путей меченных радиоизотопами частиц. При этом они считали, что скорость движения частиц отражает скорость эвакуации слизи. Можно с этим согласиться, но совершенно ясно, что скорость движения слизи еще не отражает полноты очищения от нее дыхательных путей. Ведь при увеличении ее продукции, даже при максимально возможной скорости выведения (мукоцилиарным эскалатором и с кашлем), весь накапливающийся за сутки секрет может не выводиться из бронхов и постепенно начнет их закупоривать. Как же оценить время полного выведения из бронхиального дерева скопившейся за сутки всей массы слизи?В этой связи у нас возникла идея окрасить бронхиальную слизь каким-либо индикатором путем его ингаляции в бронхиальное дерево и затем, собирая через равные промежутки времени откашливаемую больным мокроту, оценить время полного выведения, или время экспекторации (Texp), слизи из дыхательных путей астматика. В качестве красителя был выбран собственный гемоглобин (позже — его составная часть — гем), которого в бронхиальной слизи не бывает, за исключением болезней, связанных с легочным кровотечением, например раком легкого или туберкулезом. Методику исследования я описывать не буду — она опубликована в одной из наших научных статей и защищена авторским свидетельством на изобретение (№ 1536313 от 15. 09. 1989 г., авторы В.Н. Солопов, И.В. Луничкина).Определенным образом она была адаптирована и для обследования здоровых лиц контрольной группы. Результаты обследования здоровых лиц показали, что, действительно, время полного выведения слизи из бронхов (далее будет использоваться термин «время экспекторации») не превысило 24–30 ч. А вот у больных астмой, которым не помогали бронхорасширяющие аэрозоли, в частности беротек, оно превышало это значение, достигая у отдельных субъектов 72 ч и более.Посмотрите на диаграмму, отражающую результаты обследования больных с астмой (данные более чем десятилетней давности взяты из моей диссертации). Из нее видно, что в группе субъектов с выраженными нарушениями экспекторации (справа) эффективность беротека почти в 3 раза ниже. Эти данные подтверждают существовавшее давно предположение, что неэффективность бронхорасширяющих средств при астме связана с нарушением экспекторации, а не с мифической блокадой или десенситизацией бета-рецепторов (о которой до сих пор твердят некоторые наши ученые).

Рис. Относительная эффективность беротека у больных с минимальными (слева) и выраженными (справа) нарушениями откашливания мокроты:а — эффективность беротека; б — степень нарушения экспекторации

Следующий этап исследования был посвящен оценке эффективности отхаркивающих препаратов, применяющихся внутрь и в виде ингаляций. Это оказалось довольно несложно: определить время экспекторации исходно, а затем — повторно — на фоне отхаркивающей терапии. В таком случае эффективность лекарственного средства можно оценить по формуле:

Эффективность экспекторации = Texp исходное — Texp повторное———————————————Texp исходное x 100%

При этом выяснилось, что отхаркивающая эффективность ингаляционных средств выше, чем у препаратов в виде таблеток или в капсулах. Выведение слизи из бронхов улучшается ингаляциями на 50–60%, а при приеме отхаркивающих средств внутрь — на 30–40%.

Таблица. Эффективность отхаркивающих средств, принимаемых внутрь и в виде ингаляций

Отхаркивающее средство Способ применения Эффективность препарата, %
Амброксол (лазолван)Бромгексин

Карбоксицистеин (мукодин)

Ацетилцистеин

2% р-р натрия бикарбоната

Внутрь по 90 мг/деньВнутрь по 96 мг/день

Внутрь по 1,5 г/день

Ингаляции 800 мг/день

Ингаляции 30 мл/день

41,2 ± 5,137,9 ± 8,6

30,4 ± 7,6

55,3 ± 5,3

58,4 ± 3,8

Что же вытекает из данных этой таблицы? Во-первых, при одинаковом пути введения отхаркивающие средства, несмотря на различные механизмы действия в организме, по своей эффективности приблизительно одинаковы. Во-вторых, явно более высокая эффективность наблюдается при ингаляционном методе отхаркивающей терапии. И это понятно: прием лекарств внутрь только улучшает реологические свойства мокроты, а ингаляции еще дополнительно стимулируют ее откашливание!В-третьих, если у больного время экспекторации составляет 48 ч и более, отхаркивающие средства в виде таблеток и микстур не восстановят нормальный бронхиальный дренаж. Это легко подсчитать: в норме время экспекторации не должно превышать 24–30 ч. Предположим, что при обследовании двух больных этот показатель составил 48 и 66 ч. В первом случае назначение, например, лазолвана ускорит выведение слизи на 40% и время экспекторации снизится до 24–30 ч (60% от 48 ч = 28,8 ч ). А во втором — назначение этого же отхаркивающего средства не приведет к нормализации времени экспекторации: этот показатель будет выше 24–30 ч (60% от 66 ч = 39,6 ч). В подобных случаях необходимо назначение отхаркивающих средств 2–3 раза в день в виде ингаляций. И назначение, например, ацетилцистеина нормализует время экспекторации до 30 ч.Все изложенное можно подытожить следующим образом: полностью очистить дыхательные пути от слизи можно с помощью ингаляций отхаркивающих средств. При этом эффективны ингаляции, проводимые только с помощью ультразвуковых ингаляторов (УЗИ), поскольку они способны распылять достаточно большие объемы лекарственных растворов, генерируя частицы размером 5–10 микрон. Именно такие микрочастицы способны проникнуть в мелкие ветви бронхиального дерева (диаметром менее 1–2 мм), где, собственно, и разыгрывается трагедия под названием «астма». Поэтому каждого больного мы обеспечиваем индивидуальным ультразвуковым ингалятором, и с его помощью наши пациенты чистят дыхательные пути от избытка слизи, микробной инфекции и поврежденных воспалением клеток слизистой бронхов, так же как здоровые люди ежедневно чистят зубы. В этой связи необходимо рассказать об ультразвуковых ингаляторах.

3. 2. Что такое ультразвуковой ингалятор?

В настоящее время медицинской промышленностью выпускается большое количество индивидуальных ультразвуковых ингаляторов. К наиболее популярным и недорогим моделям (к сожалению, с не очень хорошим качеством), выпускающимся уже почти 10 лет, можно отнести ингаляторы «Муссон-1», «Муссон-1М» и другие. Ультразвуковой ингалятор — это прибор, позволяющий распылять лекарственные препараты в виде мелкого аэрозоля, который при вдыхании проникает в самые труднодоступные участки легких. Как я уже говорил, диаметр мелких бронхов, где развивается воспалительный процесс, составляет всего 1–2 мм. Поэтому только очень мелкие частицы лекарственного препарата (размером 5–10 микрон) могут проникнуть в эти отделы дыхательных путей.К тому же поверхность воспаленной слизистой оболочки воздухопроводящих путей (с учетом бронхиол) составляет не менее 5–10 м2, и для эффективного лечебного воздействия на нее необходим объем лекарственного препарата не менее 15–30 мл. Только ультразвуковой ингалятор за 10–15 мин работы способен развить высокую производительность и ввести в дыхательные пути такой объем лекарственного раствора. И, как должно быть понятно, использование ультразвуковых ингаляторов позволяет значительно повысить эффективность лечения бронхиальной астмы.В отличие от приема лекарств внутрь, нередко вызывающих аллергические, токсические, метаболические и другие расстройства, лекарственные аэрозоли действуют преимущественно местно, в патологическом очаге, что позволяет сократить количество препарата, повысить его эффективность и уменьшить вероятность осложнений медикаментозной терапии. Ультразвуковые ингаляции оказывают положительное воздействие и на сопутствующие астме заболевания: аллергическую риносинусопатию, хронический ринит, хронический фарингит и ларингит, грибковые поражения верхних дыхательных путей. Продолжительность курсового лечения бронхиальной астмы и схемы ингаляций могут быть различными.Аэрозольная терапия оказывает очень мощное воздействие на бронхиальное дерево. Поэтому пациентам с тяжелым течением бронхиальной астмы не следует самостоятельно проводить ингаляционное лечение, так как при вдыхании плотного аэрозоля состояние больного может ухудшиться, вплоть до развития приступа удушья. Но это в лучшем случае. В худшем — при наличии очага гнойной инфекции ее можно разнести по всему бронхиальному дереву. ПОЭТОМУ, ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ ПОЛУЧИТЬ ОТ ИНГАЛЯЦИОННОЙ ТЕРАПИИ НЕ ВРЕД, А ПОЛЬЗУ, ПОМНИТЕ МОЙ СОВЕТ: ОБРАТИТЕСЬ ЗА ПОМОЩЬЮ К СПЕЦИАЛИСТУ! Ну а те, кто хотел бы сам попробовать свои силы в выборе ингалятора и лечении астмы с помощью ингаляций, несмотря на мое предупреждение о вреде самостоятельного лечения, могут использовать приложение, приведенное в конце книги, с различными прописями, в том числе и на основе лекарственных трав. ДЕРЗАЙТЕ! НО ПОТОМ НИКОГО НЕ ОБВИНЯЙТЕ!Обратиться за помощью к специалисту необходимо и в тех случаях, когда самостоятельное лечение с помощью ингаляций на УЗИ вам не помогает. Возможно, вы неправильно выбрали для себя модель ингалятора или используете заведомо неэффективную схему ингаляций. Ведь, во-первых, для каждой конкретной модели ингалятора требуется своя ингаляционная программа; во-вторых, в тяжелых случаях не каждый ингаляционный прибор обеспечит эффект; и, в-третьих, не все ингаляторы (даже ультразвуковые) можно использовать для лечения астмы.

3. 3. Как же выбрать ультразвуковой ингалятор?

Довольно часто к нам на прием приходят пациенты, которые уже приобрели ультразвуковой ингалятор, «купившись» на рекламу изготовителей этих приборов. И, к большому сожалению, нередко приходится их огорчать, объясняя, почему данный прибор не годится для лечения астмы. Поэтому мне хотелось бы сказать несколько слов о том, на что необходимо обращать внимание при покупке ингаляционного ультразвукового прибора.Конструктивно все более или менее приемлемые для лечения приборы подразделяются на два типа. К первому типу относятся ингаляторы, в которых заливаемый в аэрозольную камеру раствор лекарства непосредственно контактирует с распыляющим пьезокерамическим элементом. Эти приборы наиболее просты и удобны в эксплуатации. Однако существенным недостатком большинства подобных устройств является ограниченная по времени продолжительность одной ингаляционной процедуры — 10–15 мин, на что, как правило, указывается в руководстве по эксплуатации. Пьезокерамический элемент — «сердце» ультразвукового ингалятора — покрыт специальным защитным слоем, предохраняющим его серебряное покрытие от коррозии лекарственными веществами. Эти приборы требуют очень бережного обращения, так как если защитная пленка будет повреждена (например, в процессе промывания аэрозольной камеры после ингаляции), то через некоторое время ингалятор выйдет из строя. Замена же пьезокерамического элемента — дело довольно сложное и дорогостоящее, и часто после этого прибор работает значительно хуже. Однако все эти недостатки окупаются тем, что приборы такого типа, легкие и компактные, неприхотливые в эксплуатации, можно брать с собой в командировку, отпуск, при поездке на дачу и т. д., то есть, если необходимо, не прерывать назначенный вам курс лечения.Приборы второго типа — это устройства, в которых между пьезокерамическим элементом и аэрозольной камерой с лекарственным препаратом находится передающая ультразвуковые колебания какая-либо среда (контактная жидкость), например дистиллированная вода. Ингаляторы такого типа довольно громоздкие и предназначены в основном для стационарного использования. Они требуют тщательного ухода за камерой с дистиллированной водой, так как попадание лекарственного вещества в эту камеру может привести к коррозии пьезокерамического элемента. Встречаются модели такого типа, в которых пьезокерамический элемент также защищен специальной пленкой, что повышает его долговечность. Основными недостатками этих приборов являются сложность конструкции, необходимость регулярной замены контактной жидкости и сложность настройки на рабочий режим. Достоинством же этих приборов являются очень высокая производительность (по распыляемому в единицу времени объему лекарственного раствора) и практически не ограниченная продолжительность ингаляционной процедуры.Поэтому приборы первого типа рекомендуется использовать при не тяжелых случаях астмы, когда для эффективного очищения дыхательных путей от мокроты и элементов воспаления достаточно 5–10-минутной процедуры. Эти ингаляторы можно использовать и для самостоятельного лечения. В случаях же, когда болезнь протекает тяжело и выявляются выраженные нарушения проходимости бронхов, а при этом с большим трудом откашливается очень вязкая мокрота, нередко имеющая желто-зеленый цвет (что свидетельствует об ее длительном застое в дыхательных путях), необходимо использовать ингаляторы второго типа — более мощные и производительные. Однако не следует использовать мощные ингаляторы для самостоятельного лечения: это может закончиться, как я уже говорил, приступом удушья.Немаловажное значение для пригодности ингалятора имеет его общая компоновка. Если вы решили приобрести ультразвуковой ингалятор, помните: приборы, в которых аэрозольная камера является несъемной (то есть составляет единое целое с корпусом генератора), малопригодны, а иногда и просто опасны для использования. Во-первых, если камера не отсоединяется от корпуса, то ее сложно мыть после ингаляции, поскольку весь ингалятор не поставишь под струю воды, ибо, попав внутрь, она выведет прибор из строя! Ну а если вы забудете при этом вынуть вилку из электросети (что, кстати, бывает довольно часто), вас может ударить электрическим током! Во-вторых, дезинфекция подобного устройства невозможна, ибо интенсивная химическая или термическая обработка опять же приведет к выходу из строя его электронной части. В-третьих, проведение ингаляционных процедур с помощью подобных устройств крайне неудобно: в руке приходится держать не аэрозольную камеру, а весь ингалятор. Можно еще добавить… и в-четвертых, и в-пятых, и в-шестых, но это все равно не избавит потребителей от появления убогих и уродливых конструкций. Как-то на одной из медицинских выставок я увидел подобный малогабаритный ингаляционный прибор. По доброте душевной я пытался в простой и доступной форме изложить свои соображения по этому вопросу представляющему фирму инженеру. Но это оказалось невозможным: выслушав все мои аргументы, он заявил, что их продукция абсолютно герметична, а на риторический вопрос: «Как подводная лодка?» — вообще обиделся и от дальнейшей беседы отказался.Однако только лишь одной производительностью или общей конструкцией не исчерпываются характеристики, определяющие пригодность ультразвуковых ингаляторов для лечения вообще и астмы в частности. Самая важная характеристика — это дисперсность (размер) частиц распыляемого лекарственного раствора. Как я уже говорил, уровень поражения дыхательных путей, на котором разыгрывается трагедия под названием «астма», включает бронхи самого малого калибра — 1–2 мм и менее. Причем в результате поражения этих бронхиальных ветвей их реальный просвет значительно меньше — десятые доли миллиметра. Поэтому проникнуть туда и оказать лечебное воздействие могут только частицы лекарственного вещества диаметром 5–10 микрон. И если при выборе ультразвукового ингалятора в инструкции к прибору вы обнаружили, что он генерирует частицы более крупного размера, то лучше отказаться от этой покупки. В идеальном случае генерируемый ингалятором аэрозоль должен быть монодисперсным, размер частиц которого не имеет большого разброса и составляет, например, от 5 до 10 микрон. Если дисперсность частиц аэрозоля имеет больший разброс, например от 5 до 30 микрон, то это, как правило, прибор невысокого качества и надежности.Таким образом, при выборе ультразвукового ингалятора необходимо ориентироваться, по крайней мере, на три момента: 1) конструктивные особенности прибора, 2) его производительность и 3) размер генерируемых частиц аэрозоля. Ну а общим критерием пригодности ультразвукового ингалятора к применению (как и, впрочем, любой медицинской техники) является обязательное наличие сертификата на этот прибор и лицензии на его производство. К сожалению, встречаются случаи, когда фирмы продают или производят медицинскую технику без оформления соответствующих документов, что косвенно свидетельствует о наличии конструктивных дефектов или несоответствии этих приборов установленным стандартам. Но могу вас заверить, что даже при учете всех этих факторов будет чрезвычайно трудно подобрать самостоятельно ингалятор, идеально подходящий для вашего случая, не говоря уже о конкретной лечебной программе. ПОДВОДЯ ИТОГ ВЫШЕСКАЗАННОМУ, Я ДОЛЖЕН ЗАМЕТИТЬ, ЧТО, К СОЖАЛЕНИЮ, В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ В РОССИИ НЕ ВЫПУСКАЕТСЯ НИ ОДНОГО ИНГАЛЯТОРА, СООТВЕТСТВУЮЩЕГО ЗАРУБЕЖНЫМ СТАНДАРТАМ КАЧЕСТВА. И при покупке отечественного ингалятора можно говорить только о максимально выгодном соотношении цена/качество. Но оценить это может только специалист, разбирающийся как в технике, так и в аэрозольной терапии. Поэтому повторяю еще раз: решая эту проблему, во-первых, обратитесь за помощью к компетентному специалисту, а во-вторых, не особенно доверяйте рекламе не всегда добросовестных отечественных производителей. К этому могу добавить, что, начиная лечение больных, мы проводим пробный — «стандартный» — курс аэрозольной терапии, после которого становится окончательно ясно, какой ингалятор необходим пациенту.

3. 4. Комплексная ингаляционная терапия — основа метода д-ра В.Н. Солопова

Нас часто спрашивают, по какому методу мы лечим астму? Чтобы долго не объяснять, мы отвечаем: «По методу д-ра Солопова». На самом деле каких-либо методов лечения астмы не существует, ибо, как известно, лечат не болезнь, а больного. Правильнее было бы сказать о существовании определенных подходов (или основных принципов) к лечению болезни, которые в каждом конкретном случае имеют свои нюансы. Ну а поскольку термин «метод» для многих более прост и понятен, будем использовать его. Еще в 1988 г. на съезде пульмонологов я опубликовал тезисы о предложенном мною методе комплексной ингаляционной терапии, основу которого составляет введение лекарственных аэрозолей в три этапа.На 1-м этапе для улучшения проходимости дыхательных путей, профилактики бронхоспастических реакций на последующее введение аэрозолей и для более глубокого их проникновения ингалируются бронхорасширяющие препараты или смеси.На 2-м этапе ингалируются отхаркивающие средства: щелочные смеси, сборы лекарственных трав, минеральная вода, позволяющие очистить дыхательные пути от мокроты.На 3-м этапе ингалируются противовоспалительные, антиаллергические и антисептические смеси, позволяющие уменьшить воспаление и воздействовать на вторичную инфекцию. Режим проведения ингаляций заключается в последовательном вдыхании 1-го, 2-го и 3-го растворов до введения всего объема или в течение определенного времени. Оптимальный объем каждого раствора составляет 10–20 мл в зависимости от типа ингалятора. Пример составления ингаляционной программы для ультразвукового ингалятора:

а) БЕРОТЕК — 1 инг. доза за 10–15 мин до ингаляции на УЗИ;б) ОТХАРКИВАЮЩАЯ СМЕСЬ (сбор) — 10–20 мл на ингаляцию;в) БЕКОТИД — 4 инг. дозы после ингаляции на УЗИ.

Подобная схема ингаляций выглядит довольно просто. Но на самом деле, эта простота кажущаяся, и вы сможете в этом убедиться, когда я буду рассказывать об основных принципах разработки противоастматических технологий. Кроме того, даже в рамках уже отработанной технологии приходится использовать индивидуально подобранные аэрозоли и прописи лекарственных смесей для ингаляций. В этой связи вы можете задать вопрос: «Какие ингаляции получают ваши пациенты?» Ответ следующий: «Каждый больной получает индивидуально подобранные особым образом лекарственные смеси». Все, что на сегодняшний день я могу опубликовать из пригодных для ингаляций растворов, вы найдете в приложении книги, но не более того. Все остальное, что составляет «изюминку» нашего лечения, к сожалению, напечатать я не могу, поскольку в нашей стране не соблюдаются никакие авторские права, даже при наличии изобретений. Поэтому тот, кто желает лечить астму так же эффективно, как и мы, пусть вначале купит лицензию на право использования наших ноу-хау и изобретений.К этому могу добавить, что даже продолжительность одного курса лечения выбирается исходя из вполне определенных соображений, также защищенных ноу-хау. Ну а общая длительность лечения на этапе очищения бронхиального дерева составляет 12–18 мес. И регулярно, не реже одного раза в квартал (зимой, весной, летом и осенью), наши пациенты проходят спирометрическое компьютерное обследование с фармакологическими тестами для внесения сезонных корректив в ингаляционную терапию.В тяжелых случаях заболевания с помощью ультразвукового ингалятора в дыхательные пути вводятся гормональные препараты и противоаллергические средства, что позволяет уменьшить количество принимаемых лекарственных препаратов в виде таблеток и капельниц. Конкретные рецепты тех или иных прописей для ингаляций подбираются индивидуально в зависимости от ситуации в бронхиальном дереве, переносимости лекарственных препаратов и т. д.Очистить бронхиальное дерево, восстановить проходимость дыхательных путей до нормальных показателей и обеспечить нормальное самочувствие больному астмой с нашей технологией лечения не проблема. Проблемой иногда является другое: не у всех хватает терпения и настойчивости ежедневно от 20 до 40 мин потратить на свое здоровье. Другим на систематическое лечение не хватает средств, ведь современные противоастматические препараты и ингаляционная техника очень дороги. Что же делать — это пока не всем доступно, но это проблемы правительства и его структур. Зато те, у кого достаточно и времени, и средств на систематическое лечение, практически полностью избавляются от симптомов астмы.Итак, назначая лечение с помощью индивидуальных ультразвуковых ингаляторов, мы добиваемся того, что наш пациент перестает страдать от астмы: кашлять, ощущать затруднения дыхания и забывает о приступах удушья. Что же делать дальше? Затем мы начинаем новый этап лечения, который заключается в том, что ПОСЛЕ ПОЛНОГО ОЧИЩЕНИЯ, ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПРОХОДИМОСТИ ДЫХАТЕЛЬНЫХ ПУТЕЙ И ИСЧЕЗНОВЕНИЯ ВСЕХ ПРОЯВЛЕНИЙ АСТМЫ НАЧИНАЕТСЯ РЕШЕНИЕ СПЕЦИФИЧЕСКИХ ДЛЯ ДАННОГО БОЛЬНОГО ПРОБЛЕМ.

3. 5. Какие же проблемы являются для астматика специфическими?

Это, пожалуй, наиболее трудный вопрос как для современной астмологии, так и нередко для нас. Как уже говорилось, существует две основных формы заболевания: экзогенная, причины которой известны, и эндогенная, причины которой до настоящего времени не ясны. Специфическими являются, во-первых, различные причины и триггерные механизмы, запустившие или поддерживающие болезнь, а во-вторых, — индивидуальные особенности каждого конкретного астматика: непереносимость аспирина и других препаратов этого ряда, пищевая непереносимость или аллергия, непереносимость физической нагрузки (так называемый синдром астмы физического усилия) и масса других факторов.Моей задачей не является описание всех наших приемов решения каждой конкретной проблемы. Они достаточно сложны: здесь, собственно, и требуется настоящая исследовательская работа врача. Например, многие из тех, кто страдает астмой, приходят еще и с заключением «пищевая аллергия». Однако даже если употребление тех или иных продуктов питания вызывает, например, кожный зуд или сыпь — это еще не доказательство аллергии. Если в крови больного мы находим специфические антитела к этому продукту и титр (концентрация) их достаточно высок, тогда можно считать его болезнь, связанной с пищевой аллергией, а форму заболевания — экзогенной. Если же пищевые проблемы существуют, а специфических антител к данному продукту мы не находим, то болезнь пациента относится к эндогенной. А проблемы с пищевой непереносимостью в этом случае связаны с патологией пищеварения, которую нужно вначале выявить и попытаться затем устранить.Так же сложно решать и другие специфические проблемы. Но если после аллергологического, иммунологического, проб с физической нагрузкой и других исследований все же не удается выявить причину, запустившую или «подпитывающую» астму, то на этом этапе мы проводим специальный курс лечения, позволяющий остановить или, образно говоря, «оборвать» процесс хронического воспаления. И после этого многие из наших пациентов не ощущают симптомов астмы долгие годы. Как мы это делаем — тоже является секретом (ноу-хау). Но, предупреждая возможные упреки в экспериментировании, скажу: «Все, что мы делаем, базируется на основе утвержденной фармакопеи России, наших собственных изобретений и методических разработок, утвержденных Минздравом России». По сути, не выходя из рамок существующей в России фармакопеи, мы разработали принципиально новую «идеологию» лечения этой тяжелой болезни. Наш успех базируется на том, что мы точно знаем и можем с помощью компьютерной техники прогнозировать течение болезни и даже ее исход, выявляя возможные проблемы еще до того, как они приведут к тяжелым для больного последствиям. Это и позволяет нам обогнать быстро прогрессирующую болезнь, что недоступно для других технологий лечения. Немаловажным является индивидуальный подход к пациентам, а также то, что, проведя объективное и педантичное обследование астматика и внимательно его выслушав, мы назначаем не те лекарства, которые он предпочитает сам, а те, которые ему необходимы и обязательно помогут. И мы всегда имеем четкую программу восстановления здоровья каждого конкретного человека и в 95% случаев без особых проблем ее реализуем. Поэтому если вы захотите обратиться в наш «Астма-сервис», то учтите все это. К сожалению, для некоторых людей платные услуги недоступны. Но платная медицина — не наш принцип, а реальность, поскольку мы работаем в жестких коммерческих условиях без поддержки государства.Бывают ли у нас неудачи? Несомненно. Их составляют как раз те оставшиеся 5% больных. В основном они связаны с недостатком терпения у пациентов, не понимающих, что у каждого астматика болезнь различается и по тяжести состояния, и по скорости прогрессирования, и по индивидуальным особенностям: непереносимости или аллергии к большому числу лекарственных препаратов, характеру вторичной инфекции в дыхательных путях, образу и условиями жизни. Например, длительность лечения курильщиков (даже бывших) в 1,5–2 раза дольше, чем некурящих субъектов. А это немаловажный в экономическом отношении фактор, и нередко у этих пациентов возникают финансовые трудности, связанные с необходимостью систематического лечения дорогостоящими препаратами или невозможностью приобрести для лечения особо мощный ультразвуковой ингалятор.Другая проблема заключается в том, что мы занимаемся лечением больных в амбулаторных условиях: они продолжают работать, учиться и ведут достаточно активный (по их возможностям) образ жизни. И нередко, перенеся острую респираторную инфекцию и не приняв адекватных мер по ее лечению, они попадают в довольно тяжелое состояние, будучи морально не готовыми начинать лечение сначала. К сожалению, многие из них питают иллюзии, что можно вылечить астму за один-два визита к врачу, не понимая, что устранение нарушений, сформировавшихся в бронхиальном дереве за многие годы болезни, — это тяжелая и трудная задача, требующая совместной работы больного с врачом и огромного терпения. И если у больных хватает упорства сотрудничать с нами, то в конечном итоге даже для оставшихся 5% мы находим нестандартное решение их проблем. Потому что знаем, в каком направлении нужно идти, чтобы добиться здоровья и хорошего самочувствия. Самым же нетерпеливым читателям, продолжающим верить после всего прочитанного в чудо мгновенного исцеления, хочу напомнить пословицу: «Если вместе соберутся даже девять беременных женщин, они все равно не смогут родить ребенка за один месяц!» На все нужно время и терпение.

victorsolopov.wordpress.com

Метка: астма солопов

“Медицинская газета”, 27.09.06Книжная полка

ВЫЯВЛЕНА ПРИЧИНА БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ?

Книга кандидата медицинских наук В. Солопова “Астма. Истинная причина болезни” (М.: Европолиграфик, 2006), несомненно, вызовет интерес у врачей и исследователей. Слишком сложен патогенез этого весьма распространенного заболевания, частота которого растет с каждым десятилетием. Многочисленность предлагаемых факторов риска развития бронхиальной астмы породила и продолжает порождать разнообразные теории ее этиологии. Не является исключением и рецензируемый труд.Книга построена на анализе фактов международного доклада “Глобальная стратегия лечения и профилактики бронхиальной астмы”, пересмотр 2002 г. (GINA, 2002). Нет сомнений в том, что в этом документе есть слабые места, отражающие отсутствие ответов на целый ряд вопросов. Стремление выявить уникальную причину БА автор мотивирует тем, что наличие множества факторов риска, не соответствует причинно-следственным отношениям в медицине. При этом автор исходит из того, что “истинная причина астмы никому до настоящего времени не была известна”. Проанализировав значение перечисленных в докладе GINA 2002 потенциальных факторов риска для БА (генетическая предрасположенность, атопия, гиперреактивность дыхательный путей, домашняя пыль, аллергены домашних животных и др.), автор утверждает, что истинной причиной, переключающей иммунный ответ на Th3- хелперный путь и вызывающий как аллергию, так и астму, являются грибы рода Candida.Приводя литературные данные о роли других микроорганизмов в развитии БА, В. Солопов высказывается взвешенно: “пока можно с уверенностью утверждать только об одном абсолютно точно установленном факте: в большинстве (а не во всех – Р. А.) случаев бронхиальной астмы самым частым (но не единственным – Р. А.) микроорганизмом, способным инициировать первичный воспалительный процесс с последующим переключением иммунного ответа на Th3-хелперный путь, ведущий к возникновению атопии и аллергическим реакциям практически на все окружающие человека непатогенные вещества (причисленные к “виновным аллергенам”), являются грибы рода Candida”. И совершенно справедливо указывается при этом на то, что по мере продолжительности заболевания круг аллергенов, на которые реагирует больной приступом болезни, расширяется.С этим трудно не согласиться, несмотря на всю эмоциональность автора в утверждении своей претензии на единственную роль кандид в этиологии БА. А ведь до появления докладов комитета экспертов GINA и международного консенсуса об астме 1992 г. одной из причин БА считались, в частности, аллергены клеща домашней пыли. Что касается ведущей этиологической роли кандид, то можно указать и на хламидии, выявленные в некоторых случаях при заболевании астмой детей. Автор приводит довольно убедительные данные о высокой высеваемости грибов рода Candida из дыхательных путей и кишечника у больных БА. При этом очень часто имеет место ассоциация гриба с другими микроорганизмами – как условно патогенными, так и безусловно патогенными. Так, кандиды высеяны в мокроте у 69,8% больных БА, у них же высеяны в 55,9% стафилококки и в 52,1% стрептококки. Нетрудно подсчитать, в каком проценте случаев грибы ассоциировались с обоими из этих кокков. Более того, автор приводит данные о том, что и у здоровых людей Candida spp. с кожи высевается в 19-70% случаев, из полости рта в 20-30%, а из кишечника у взрослых и детей – в 36% и 60% соответственно. Поэтому нельзя не обратить внимания на то, что в общей популяции происходит как бы синхронный рост (в 5-10 раз) кандидоносительства и заболеваемости бронхиальной астмой.Основным бесспорным достоинством книги является то, что она привлекает внимание врачей и исследователей к роли еще одного, несомненно, очень важного, по мнению автора, этиологического фактора развития бронхиальной астмы, а именно – дрожжеподобных грибов рода Candida. Ну а насколько эта концепция верна, покажет, как справедливо замечает автор, дальнейшая медицинская практика.

Рудольф АРТАМОНОВ, профессор

Астма центр 'Астма Сервис' - лечение астмы (495) 472-46-03

solopov.ru


Смотрите также