Какие причины вызывают бронхиальную астму, лечение астмы? Похожие болезни на астму


Какие причины вызывают бронхиальную астму, лечение астмы? |

Бронхиальная астма, как правило, имеет аллергическую этиологию, тем самым сильно отличается от таких на первый

Какие причины вызывают бронхиальную астму, лечение астмы?

Бронхиальная астма, как правило, имеет аллергическую этиологию, тем самым сильно отличается от таких на первый взгляд похожих заболеваний, как бронхит и бронхиолит, которые возникают в результате попадания в организм бактериальной инфекции. По информации специалистов, в последнее время все больше и больше людей впервые сталкиваются с симптоматикой бронхиальной астмы.

Причины такого роста сейчас еще доподлинно неизвестны, но основными из них считаются: экологическая ситуация региона проживания и нарушения работы иммунной системы. А также генетическая наследственность, что, по мнению многих исследователей, позволяет предположить развитие заболевания у потомков в 60 % случаев. Бронхиальная астма – это хроническое заболевание дыхательных путей, которое характеризуется обратимостью обструкций бронхов с повышенной их реактивностью, периодическими приступами кашля и удушья.

Медицинская классификация бронхиальной астмы. Правильно классифицировать астму можно с помощью следующей информации: ее происхождения, кривой развития, тяжести течения, частоты возникновения приступов и влияния болезни на общее состояние. Также она подразделяется на несколько видов, это:

  • Экзогенная бронхиальная астма – такой подтип, как правило, развивается в результате воздействия на дыхательные пути возможного аллергена, проникшего из окружающей среды, например, пыльцы растений, шерсти животного, пыли, клещей, плесени или грибка. Также ее может спровоцировать атопическая разновидность, которая передается по генетической линии.
  • Эндогенная бронхиальная астма – основными виновниками развития данного подтипа являются такие факторы, как резкий перепад температуры воздуха (с теплого на холодный), физические нагрузки, эмоциональные раздражители, инфекции и прочее.
  • Смешанный тип – вмещает в себя риски развития и от первого, и от второго вида данного заболевания.

Основные стадии развития болезни:

  • Интермиттирующая или переменная астма – имеет наиболее легкое течение, приступы на такой стадии возникают не более одного раза в месяц или до 2 раз в ночное время. При этом они имеют непродолжительный характер, а ОФВ (объем форсированного выдоха) составляет более 80 % от нормальной величины.
  • Легкая персистирующая астма – еще ее очень часто именуют «постоянной астмой». При ней симптоматика проявляется немного чаще, нежели один раз в месяц, при этом нарушая ночными приступами сон больного человека или прерывая его деятельность. Частота приступов – более двух раз в месяц. Показатель ОФВ аналогичен предыдущей стадии.
  • Персистирующая астма – на этой стадии приступы возникают намного интенсивнее, и имеют при этом довольно таки ощутимые обострения. Тоже самое относится и к ночным случаям, которые происходят часто, активно влияя на сон либо деятельность больного. ОФВ при этом колеблется в пределах 60 – 80 % от нормы.
  • Тяжелая персистирующая астма – эта стадия самая тяжелая, приступы возникают практически ежедневно и днем, и ночью, практически ограничивая любую деятельность больного человека. ОФВ составляет не более 60 % от нормального показателя.

В периоды обострения болезни отмечается усиление одышки, кашля, хрипов. Просвет в бронхах сужается, в результате чего происходит уменьшение пиковой скорости выдоха, а также объема форсированного выдоха за положенную секунду, плюс снижается емкость легких. Для того чтобы понять, насколько остро протекает заболевание, медики проводят специальное физикальное обследование, а также изучают работу органов внешнего дыхания, артериальную кровь, ЭКГ и выполняют рентген грудной клетки.

Первопричин развития болезни может быть довольно много, но, пожалуй, самую основную роль играет изменение работы бронхов на фоне аллергической реакции на вторгшийся в организм раздражитель. Под воздействием оного нарастает сокращение мускулатуры бронхов, что мы и называем бронхоспазмом, а также отек слизистой и обильное образование мокроты.

Основными пусковыми факторами являются: пыльца растений, домашняя пыль, которая находится повсюду, шерсть животных, медицинские препараты, пищевые продукты, гормональные нарушения работы организма, снег, дождь, ветер, холодная температура и вирусные заболевания верхних дыхательных путей (бактериальные, пневмония, бронхит) и прочие аллергены. Также немаловажную роль в развитии астмы играет генетическая наследственность.

Болезнь разделяется на два подвида – это атопическая астма, которая возникает в результате попадания непосредственно в бронхи определенного аллергена, и инфекционно-аллергическая, которая развивается на фоне инфекционного поражения верхних и нижних дыхательных путей.

Также встречается гормонально-зависимая астма, это когда больному постоянно требуется применение глюкокортикостероидных гормонов. И аспириновая, когда у человека происходит отрицательная реакция на все препараты аспиринового ряда, при этом ситуация сопровождается постоянным наличием полипов в носовых ходах.

Еще существует такой термин, как «сердечная астма», которая возникает на фоне сердечных приступов, когда больному становится тяжело дышать, и рефлюкс-индуцированная астма, которая происходит в связи с аспирацией содержимого желудка. Этот процесс связан с патологическим гастроэзофагеальным рефлюксом, который имеется практически у 60 % больных.

К базовой симптоматике можно отнести возникновение частого приступообразного сухого кашля, который через время сопровождается отхождением вязких мокрот. Причем следует отметить, что у здоровых людей длительность вдоха равна продолжительности выдоха, тогда как у людей с астмой процесс выдыхания превышает по времени вдыхание в более чем два раза.

Дыхание больного сопровождается сильной одышкой, нехваткой воздуха, чувством сжатия грудной клетки, приступами удушья, свистящим дыханием, которое можно услышать даже на расстоянии.

Человек во время приступа старается выбрать более удобную позу для легкого дыхания, как правило, он сидит на ровной поверхности, немного наклонившись вперед, плечевой пояс при этом немного приподнят.

Приступ начинается либо остро, либо постепенно, причем при последнем варианте больной может ощущать головные боли, резкую смену настроения, крапивницу, чиханье, вазомоторный ринит (водянистые выделения из носа) и кашель.

Самым распространенным временем для приступов бронхиальной астмы является ранее утро или ночное время суток. При более легкой форме симптомы могут иметь не ярко выраженные характеристики, например, приступообразный сухой кашель с небольшими свистами в грудной клетке. Это коварное заболевание имеет более десяти клинических разновидностей течения.

При обследовании человека специалист может отмечать признаки эмфиземы, которые характеризуются вздутием грудной клетки, при которых граница легких опущена, экскурсия снижена, звук коробочный. При выдохе слышны хрипы, дыхание слабое, также отмечается повышенная сонливость, затруднение разговаривать, тахикардия.

Такое состояние постепенно трансформируется в астматический статус, являясь уже крайней формой обострения данного заболевания, при котором продолжительность приступа усиливается и снижается эффективность бронхорасширяющих препаратов.

Пример развития болезни представлен ниже:

1. Первая стадия – при которой затягивается бронхиальный приступ и значительно снижается бронходилатирующая реакция организма на вводимые симпатомиметики.

2. Вторая стадия – в легких больного в результате закупорки вязким секретом просвета бронхиального дерева пропадают хрипы и шумы. Также врач может наблюдать следующее: одни участки бронхов вентилируются хорошо, другие в отличие от них плохо, что и приводит к разностороннему затрудненному дыханию.

3. Третья стадия – самая тяжелая. Больной находится в гипоксической и гиперкапнической коме, не реагирует на раздражители, имеет крайне спутанное сознание. Возможна остановка дыхания и сердечной деятельности.

В период, когда болезнь отступает, симптомы симметрично уменьшаются. Основными проблемами в этот период являются: наличие сухого настойчивого кашля, першение в горле и насморк, особенно в первые часы после пробуждения. Без лечения может произойти повторная обструкция, и тогда процесс выздоровления значительно усугубится.

Помните – при отсутствии лечения астматический статус может привести к развитию комы, а в более тяжелых случаях и к летальному исходу. Понять момент его наступления несложно: если бронхиальный приступ затянулся более чем обычно, а те препараты и лекарства, которые вы применяете, вам уже не помогают, значит, вам стоит немедленно обратиться за помощью к специалисту.

corvalol.ru

Бронхиальная астма. Болезнь как путь. Значение и предназначение болезней

Бронхиальная астма

После общих рассуждений о дыхании давайте перейдем к рассмотрению конкретной картины бронхиальной астмы.

 Бронхиальная астма - это то заболевание, которое является наиболее впечатляющим примером психосоматической взаимосвязи. Бронхиальной астмой называют затруднение дыхания, которое проявляется в виде приступов. Причиной приступа является сужение малых бронхов и бронхиол из-за судорожного сокращения гладких мышц, воспаления дыхательных путей, аллергического опухания и выделения секрета слизистой оболочки. Пациент воспринимает приступ астмы как опасную для жизни нехватку воздуха. Он хватает воздух ртом, дышит тяжело, причем труднее дается не вдох, а выдох. У астматика существует целый ряд тесно переплетенных проблем, которые мы, несмотря на их содержательную близость, рассмотрим по отдельности по дидактическим причинам.

1. Способность давать и способность брать

 Отсутствие равновесия между тем, что взял, и тем, что отдал, очень наглядно проявляется при бронхиальной астме. Это благодатная тема для многих из нас. Кажется, что все предельно просто, но, тем не менее, многие спотыкаются именно здесь. Проблема не в том, что человек хочет иметь деньги, славу, знания, мудрость. Необходимо лишь соблюдать равновесие между полученным и отданным, если вы не хотите задохнуться от того, что взяли слишком много.

 Астматик пытается взять слишком много. Он делает слишком большой вдох - легкие переполняются, что приводит к судороге во время выдоха. Он старается взять по максимуму и, следовательно, оказывается переполненным до краев, но как только наступает пора не брать, а отдавать, тут и появляется судорога. Налицо нарушение равновесия: чтобы возник ритм, способность отдавать должна быть такой же, как способность брать. Дыхательное движение у астматиков прерывается за счет того, что мысли о необходимости взять резко превалируют, и взятым оказывается гораздо больше, чем нужно. Ему очень трудно отдать, но и взять он больше уже не может. В процессе вдоха мы получаем кислород, в процессе выдоха отдаем углекислый газ. Астматик же хочет сохранить и то, и другое и, таким образом, травит себя сам. Беря, но не отдавая, он начинает задыхаться.

 Человек получает сообразно отданному. Если он прекращает отдавать, то прерывает поток. Как жаль тех, кто хочет унести знания с собой в могилу! Они дрожат над тем малым, что у них есть, добровольно отказываясь от изобилия, которое ожидает всех, кто научился в преображенном виде отдавать полученное. Если бы только каждый из нас мог понять, что всего хватит на всех!

 Если кому-то чего-то не хватает, то только потому, что он сам отгородил себя высоким забором. Посмотрите на астматика: он борется за воздух, которого так много вокруг. Но ведь некоторым все мало и мало...

2. Желание отгородиться

У любого человека можно вызвать астму, заставив его вдохнуть раздражающий газ, например аммиак. Определенная концентрация вызывает рефлекторную защитную реакцию в виде изменения положения диафрагмы, сокращения бронхов и выделения слизи (рефлекс Кречмера).

 Это рефлекторное закрытие доступа к себе. В случае с аммиаком защитный рефлекс абсолютно оправдан, у астматика же все происходит иначе: самые безобидные вещества он воспринимает как опасные для жизни и перекрывает им всяческий доступ. В предыдущей главе мы довольно подробно говорили об аллергии, поэтому теперь достаточно просто напомнить, что речь шла о защите и страхе. Астма тесно связана с аллергией.

 По-гречески астма называется «узкой грудью». Астматическая «узость» тесно связана со страхом. Это боязнь впустить в себя неприятные стороны жизни, о которых мы уже говорили в связи с аллергенами. Желание закрыться постепенно развивается, усиливается. Апофеозом этого желания является смерть. Ведь смерть — это последняя возможность закрыть доступ всему, отграничиться от всего живого. В связи с этим может показаться интересным следующее наблюдение. Астматик очень рассердится, если ему сказать, что его болезнь не опасна для жизни, что от нее невозможно умереть. Дело в том, что сам астматик очень ценит серьезность своего заболевания!

3. Претензии на доминирование — и незначительность

У астматика сильно развиты претензии на свое доминантное положение, в чем он не хочет признаться и поэтому «опускает» их на материальный уровень. На телесном уровне ясно видна «надутость» астматиков. Они демонстрируют высокомерие и властолюбие, которые были подавлены в сознании. Поэтому они часто уходят в идеальный или формальный мир. Если властолюбие и претензии на исключительность сталкиваются с такими же качествами другого человека, то страх проникает в легкие, он теряет способность говорить, ему становится трудно выдыхать, «буквально не хватает воздуха».

 Астматик использует симптомы своей болезни, чтобы демонстрировать свою власть над окружающими. Домашних животных в доме держать нельзя. В квартире не должно быть ни одной пылинки. Курить рядом с ним строго запрещено...

 Апогея властолюбие достигает в ситуациях, связанных с угрозой для жизни. Такие ситуации возникают в тот момент, когда кто-нибудь осмеливается ему противоречить. Приступы, случающиеся в это время, напоминают шантаж. Но они действительно опасны, потому что зачастую больной уже не способен справиться с ситуацией. Иногда просто удивительно, как сильно астматик способен навредить самому себе, только чтобы иметь возможность и дальше пользоваться своей властью. В психотерапии приступ очень часто является последним средством, которое используется, когда врач слишком близко подходит к правде о человеке.

 Но вместе с ростом властолюбия и возвышением собственной персоны увеличивается и противоположный полюс, то есть бессилие, беспомощность и ощущение собственной незначительности. Пропустить ощущение своей незначительности через собственное сознание было бы для астматика полезнее всего.

 После длительной болезни грудная клетка астматика расширяется и становится более крепкой. В медицине такую клетку называют тораксальной бочкой. На вид клетка становится мощной, но объем дыхания остается маленьким, потому что ей не хватает эластичности. Более ясно суть конфликта выразить при всем желании невозможно: претензии и реальность.

 Нельзя не сказать и о наличии некоторой агрессивности. Астматик никогда не пытается адекватно выразить свою агрессию на вербальном уровне. Он хотел бы «выпустить пар», то есть воздух, выразить агрессию криком или скандалом, но все попытки буквально застревают в легких. Поэтому такие попытки проявляются в виде кашля и мокроты. Подумайте, не связаны ли с такой ситуацией выражения «плевать на кого-то» и «от злости хватать ртом воздух». Агрессия проявляется и в аллергенном компоненте, который, как правило, связан с астмой.

4. Защита от темных сторон жизни

Астматики любят чистоту, ясность, прозрачность и стерильность. Они стараются избегать темноты, глубины и всего грубого. Это выражается и в наборе характерных для них аллергенов. Астматик предпочитает пребывать наверху, то есть на уровне сознания, чтобы ни в коем случае не вступать в контакт с нижним полюсом. Поэтому большое внимание он уделяет своей голове (в теории элементов Воздух соответствует мышлению). Сексуальность, которая соответствует нижнему полюсу, астматик отправляет наверх, в область груди. Поэтому в груди образуется большое количество слизи (этот процесс обычно связан с половыми органами). Через рот астматик выводит эту образованную чересчур высоко слизь наружу. Оригинальность такого решения понимает тот, кто видит соответствие гениталий и рта (об этом мы более подробно поговорим позже).

 Астматик тянется к чистому воздуху. Больше всего ему хотелось бы жить высоко в горах. Кстати, и в этом тоже проявляется его претензия на доминирующее положение: стоять наверху, смотреть вниз на темные дела, которые творятся в долине, и чувствовать себя в безопасности, потому что здесь «еще сохранился чистый воздух». Чувствовать себя приподнятым над глубинами темных влечений. Находиться там, где жизнь редуцирована до минеральной прозрачности.

 Здесь астматик может, наконец, ощутить полет, к которому так стремился. Причем он будет находиться в той же безопасности, которую обеспечивают усердные климатологи. Другое место, где астматик чувствует себя хорошо, это море с его соленым воздухом. Здесь тоже прослеживается логика символов: соль, символ пустыни, минерального существования, безжизненности. Это и есть то, к чему стремится астматик, ведь он так боится жизни.

 Астматик - это человек, который мечтает о любви. Он хочет иметь любовь и потому делает такой большой вдох. Но дать любовь он не способен - выдыхать ему трудно.

 Что может ему помочь? Как и при любых других симптомах, рецепт может быть только один: осознание и безжалостная честность по отношению к самому себе! Если вы признаетесь в своих страхах, то сможете постепенно научиться не избегать тех областей жизни, которых боитесь. Повернитесь к ним лицом и смотрите на них до тех пор, пока не сможете их полюбить и впустить в себя. Этот процесс символически выражен в той терапии, которая неизвестна официальной медицине, но уже давно и успешно используется целителями при астме и аллергии. Мы имеем в виду уринотерапию, когда больному внутримышечно вводится его собственная моча. Если подойти к этой терапии с точки зрения символики, получается, что пациент вынужден забрать обратно и включить в свою жизнедеятельность все, что отдал раньше, то есть собственную грязь и нечистоты. Это помогает вернуть цельность.

АСТМА

Астматик должен задать самому себе следующие вопросы

1. В каких областях жизни мне хочется брать, не отдавая?

2. Могу ли я совершенно сознательно признаться самому себе в собственной агрессивности? Какие возможности для ее проявления у меня есть?

 3. Как я отношусь к конфликту «доминирующее положение - собственная незначительность?

 4. Какие области жизни я расцениваю как отрицательные и не могу принять? Ощущаю ли я тот страх, который скрывается за моей системой оценок?

 5. Чего я стараюсь избегать? Что считаю грязным, низким, неблагородным?

 Не забывайте, что где бы вы ни почувствовали сужение пространства, везде за этим сужением стоит страх. Единственное средство против страха — это расширение пространства, которое возможно, только если вы пропустите через себя то, чего раньше старательно избегали!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

med.wikireading.ru

Глава 1 ГЛАВНОЕ – НЕ ПОПАДАЙТЕСЬ В ЛОВУШКУ ПРИРОДЫ, НЕ СВЯЗЫВАЙТЕ АСТМУ С АЛЛЕРГИЕЙ

Глава 1

ГЛАВНОЕ – НЕ ПОПАДАЙТЕСЬ В ЛОВУШКУ ПРИРОДЫ, НЕ СВЯЗЫВАЙТЕ АСТМУ С АЛЛЕРГИЕЙ

Природа устроила в организме человека довольно большое количество ловушек, в которые исправно попадает сначала научная, а затем и практическая медицина. Такими ловушками были и для большинства медиков являются по сей день тромбы в коронарных артериях при инфаркте миокарда (на самом деле это эмболы) и холестерин в роли виновника атеро-склеротических повреждений стенок сосудов (на самом деле причина в нарушении соотношения жиров и белков в пище). Забираясь все больше в холестериновую ловушку, медицина долго и настойчиво на самом высоком научном уровне выступала в пользу употребления в пищу маргаринов – злейших врагов сосудов в организме человека. Одной из сработавших ловушек последних лет стала абсолютно несостоятельная в научном смысле связь развития язвы желудка с наличием в нем пресловутой бактерии хеликобактер пилори. По числу ловушек для медицины астма занимает одно из первых мест. Коварная астма заставила медицину попасть сразу в несколько таких ловушек природы.

Самый большой авторитет в нашей стране по части аллергологии, академик АМН СССР профессор

А. Д. Адо, а за ним и все другие специалисты при каждом удобном случае подчеркивают, что для бронхиальной астмы считаются характерными спирали Куршмана и кристаллы Шарко—Лейдена в мокроте, что позволяет поставить правильный диагноз. В очень старых учебниках внутренних болезней всегда приводили иллюстрацию этих спиралей и кристаллов, обнаруживаемых с помощью микроскопа. Так вот эти так называемые характерные признаки астмы, строго говоря, не имеют никакого отношения к этому заболеванию. Это очередная ловушка природы, в которую попала медицина. Никаких оснований, никаких убедительных доказательств для «привязывания» спиралей Куршмана и кристаллов Шарко—Лейдена к астме никогда не было и нет. Вся беда заключается в том, что медицина не нашла надежного способа определения астмы, выделения ее из числа других, похожих на астму по клиническим проявлениям болезней. Вот и приходится специалистам искать хоть что-нибудь, напоминающее признаки заболевания. Однако это ловушка. В результате появляются больные с диагнозом «бронхиальная астма» (у них обнаружены спирали и кристаллы!), не имеющие этой самой астмы, но страдающие, например, тяжелейшими формами сердечной недостаточности с чудовищными экстрасистолами.

Почему автор этой книги так храбро «набросился» на эти злополучные кристаллы и спирали, хотя двадцать лет безусловно и безрезультатно доверял авторитетам? Только потому, что подлинная причина развития астмы оказалась никак не связанной с этими спиралями и кристаллами, и автор предложил в высшей степени простой и надежный способ диагностирования астмы (об этом речь пойдет ниже). Вот уже двадцать четыре года автору совершенно безразлично, имеются ли в мокроте пациента спирали

Куршмана и кристаллы Шарко—Лейдена: приходит больной, простым и надежным авторским способом определяется наличие у него астмы, заболевание излечивается и все.

Если астма не подтверждается, то ставится правильный диагноз и болезнь (другая) тоже излечивается, если больной до этого не лечился кортикостероидами. И никакой роли не играют ни спирали, ни кристаллы с великими именами Шарко и Лейдена. Извините, но и великие бывают творцами ошибок. В их времена это казалось наукой. Плохо, что это продолжает казаться наукой и в наши дни.

Но ловушка природы с кристаллами и спиралями – только маленькая ловушечка! А вот другая ловушка, связанная с астмой, так вот это большая и очень громкая ловушка. Речь идет о связи астмы с аллергией.

Любые сомнения в существовании жесткой связи между астмой и аллергией в медицине вообще, и особенно в отечественной науке, являются ужасной крамолой. Ну а автор этой книги вообще выходит за все мыслимые рамки «приличного» поведения. Он утверждает (и доказывает это утверждение на практике), что, во-первых, связь астмы с аллергией вообще отсутствует, а во-вторых, если вести разговор не об астме в целом, а только о ее приступах, то больные бронхиальной астмой примерно в 90 процентах случаев заболевания могут реагировать на контакты с аллергенами приступами астмы. Но только тогда, когда предварительно у этих больных первично развилась гиперфункция правого желудочка сердца и вызвала гипертонию легочных артерий. И если из организма убрать эту чрезмерность работы правого желудочка сердца, то никакие аллергены не смогут больше вызывать в нем удушье и связь астмы с аллергией будет в этом организме уничтожена.

В остальных 10 процентах случаев заболевания астмой связь удушья с действием аллергенов вообще отсутствует даже при наличии гиперфункции правой половины сердца – единственного во всех случаях заболевания астмой истинного виновника этого заболевания. Таким образом, медицина пошла по ложному пути, она пытается бороться с аллергией, причем практически безуспешно, и ничего не может поделать с астмой. Борьба с аллергией, с аллергенами теоретически не излечивает астму.

Автор предлагает пойти (и делает это двадцать пятый год) по единственному правильному пути борьбы с астмой – борьбы с чрезмерной работой правого желудочка сердца. При этом излечиваются все 100 процентов больных астмой и исключается из организма то самое условие, которое делает возможным появление удушья от воздействия аллергенов.

Механизм развития приступов удушья от контактов с аллергенами при чрезмерной работе правой половины сердца неизвестен. Этот невыясненный вопрос вполне может стать предметом внимания других исследователей. Для автора чрезвычайно важную роль играла возможность получить практические результаты излечения астмы в исключительно короткие сроки. Важна также возможность определения причины развития астмы. Теперь любой больной астмой (с зависимостью приступов от контакта с аллергеном или без такой зависимости) излечивается от этого заболевания достоверно! Излечивается именно устранением причины развития астмы в организме!

На каком же основании медицина связала астму с зависимостью приступов от контакта с аллергеном? Это основание четко сформулировал один из специалистов следующим категорическим образом: «Возникновение приступов при контакте с аллергеном и исчезновение их при прекращении этого контакта многократно доказано и не подлежит сомнению».

Это утверждение, автора которого мы сознательно не называем, на первый взгляд, кажется безупречным. Однако это утверждение содержит две ошибки. Первая—в 10 процентах случаев заболевания астмой это утверждение абсолютно неверно. Вторая очень грубая ошибка заключается в том, что это внешне безупречное утверждение становится верным в 90 процентах случаев заболевания астмой при одном обязательном условии: предварительно в организме должна развиться гиперфункция правой половины сердца! Если это предварительное условие не выполнено, то упомянутое безупречное, на первый взгляд, утверждение становится ложью, причем категорически заявляемой ложью, абсурдом!

Именно этот абсурд и стал основой современного представления об астме в официальной медицине. Необходимость обязательного выполнения предварительного условия впервые установлена и сформулирована автором этой книги.

Сейчас важно подчеркнуть еще одно принципиальное по смыслу положение. Можно ли отрицать возникновение приступов астмы при контакте больного с аллергеном и исчезновение их после прекращения такого контакта? Разумеется, нельзя для 90 процентов астматиков. А теперь, уважаемый читатель, уловите тонкость: означают ли подобные факты аллергическое происхождение бронхиальной астмы? Ни в коем случае! Аллергическое происхождение имеет лишь конкретный приступ астмы, но сама возможность появления таких приступов, сама астма, все ее приступы со всеми контактами с аллергенами и без них вместе взятые имеют неаллергическое происхождение. Они вызваны гиперфункцией правой половины сердца и созданной ею гипертонией легочных артерий! Таким образом, при аллергическом происхождении отдельных приступов у 90 процентов астматиков, бронхиальная астма принципиально не имеет аллергического происхождения.

Больной астмой просто обязан разобраться в том, что в этой главе изложил автор. Если он этого не сделает, то всю жизнь будет безуспешно пытаться избавиться от астмы и всю жизнь будет позволять лечащему врачу осознанно или неосознанно (от этого не легче), но обманывать себя неправдой об аллергическом происхождении астмы. Вместо этого больной должен из уважения к самому себе отказаться от услуг такого специалиста и поступить так, как это многократно советуют американские авторы: найдите хорошего врача.

Чтобы понять, что из себя представляет современный специалист по астме, посмотрим, как вопросы, связанные с астмой, трактуются современной официальной медициной. Сначала необходимо уточнить, во всех ли случаях заболевания астмой медицина винит аллергию? Обратимся к «Справочнику терапевта» под редакцией академика АМН СССР профессора И. А. Кассирского (1973). Этот справочник ценен тем, что глава XVI «Аллергические заболевания» написана в нем академиком АМН СССР профессором А. Д. Адо, самым главным авторитетом нашей страны по аллергиям. Все другие источники сведений по этому вопросу только копируют сказанное академиком.

Цитируем академика А. Д. Адо:

«Бронхиальная астма. Аллергическое заболевание (никаких сомнений у академика Адо нет, астма – заболевание только аллергическое. – М. Ж.), основным и обязательным клиническим признаком которого являются приступы удушья, вызванные бронхоспазмом, гиперсекрецией и отеком слизистой оболочки бронхов. В настоящее время в нашей стране принята клинико-патогенетическая классификация бронхиальной астмы, предложенная академиком АМН СССР А. Д. Адо и профессором П. К. Булатовым. Это заболевание подразделяют на 2 основные формы: инфекционно-аллергическую и неинфекционно-аллергическую, или атопическую (от греческого атопия – странность). Инфекционно-аллергическая форма встречается приблизительно в 85,2 процентах случаев, атопическая – значительно реже, в 14,8 процентах случаев».

Таким образом, все 100 процентов (85,2 + 14,8) случаев заболевания астмой признаются только аллергическими заболеваниями!

Далее академик А. Д. Адо подчеркивает, что «этиологическая роль инфекционной аллергии при бронхиальной астме в настоящее время не вызывает сомнений». Здесь речь идет не об отдельных приступах, а об астме в целом. Ну а атопическая астма вообще только аллергическая по определению.

Итак, аллергическое происхождение всякой астмы у главного авторитета, а за ним и у всех специалистов, не вызывает сомнений! Неужели у авторитетов медицины, да и просто у специалистов, так никогда и не возникали опасения, что подобные заявления абсурдны? Неужели не было оснований для сомнений? Основания были всегда! Ведь всегда было достаточно много больных астмой, никогда не имевших никаких аллергических проявлений. Сколько же их?

Выше, в предисловии, мы говорили, что в США насчитывается 10 миллионов больных астмой. Цитируем американских авторов Н. Хогсхед и Дж. Казенса (1998):

«35 миллионов американцев в той или иной степени страдают аллергией.

…Из 35 миллионов американцев, страдающих аллергией, 9 миллионов – астматики».

Следовательно, в США целый миллион больных астмой, не имеющих никаких проявлений аллергии. В России (в пересчете) – примерно 800 тысяч таких больных. Их наши авторитеты и специалисты автоматически зачисляют в аллергиков со всеми вытекающими из этого лечебными следствиями, ведь у нас все астматики обязательно аллергики. Так решили авторитеты. А по сути это абсурд, просто невозможно не замечать такого количества «неправильных» больных астмой.

Основным автором книги «Как победить астму» (М.,1998) является неоднократная олимпийская чемпионка пловчиха Нэнси Хогсхед, знаменитость Олимпийских игр 1984 года в Лос-Анджелесе (три золотые и одна серебряная медаль). Нэнси Хогсхед больна астмой. Она пишет:

«Первые признаки расстройства дыхания проявились у меня в 14 лет. Тогда я усиленно занималась спортом, давала мышцам большие нагрузки и полагала, что дышать мне становится трудно из-за постоянных упражнений со штангой и гантелями. Меня успокаивало, что у меня не было аллергии…

В 16 лет я впервые потеряла сознание на тренировке».

Несколько страниц этой книги посвящены Сэнди Самберг, врачу-физиотерапевту из университетского медицинского центра в Нью-Йорке. Она много занимается спортом, давно болеет астмой, но никогда не страдала аллергией.

Автор может привести примеры и из своей практики, когда у больных астмой вообще не было никаких аллергических проявлений.

Не замечать таких больных астмой невозможно, их много.

Кроме того, среди причин возникновения приступов астмы внимательные специалисты давно и систематически отмечают физические нагрузки. Американские авторы специально рассматривают «спазмы бронхов, вызываемые тренировками». В США для этого существует специальное сокращенное название, которое по-русски пишут как СВТ («спазмы бронхов, вызванные тренировками»).

Цитируем Н. Хогсхед и Дж. Казенса (1998):

«Согласно статистике, от 60 до 90 процентов астматиков страдают спазмами бронхов, провоцируют которые занятия спортом.

Если астматик выполняет какие-нибудь активные движения – или во время бега, или при ходьбе на лыжах, плавании, катании на велосипеде, во время игры в баскетбол или занятий аэробикой – то максимум через пять минут занятий с нагрузкой в 70 процентов от физических возможностей у него (или нее) начинаются спазмы бронхов или приступ астмы.

Врачи, исследующие астму, не имеют понятия, почему возникают сами спазмы.

Спазмы бронхов, вызванные тренировками, беспокоят людей вроде меня, то есть тех, у кого приступы астмы происходят только во время тренировок».

Таким образом, и у авторитетов медицины, и у воспитанных на их учении специалистов всегда были и есть основания для того, чтобы не настаивать на зависимости астмы от аллергии. Так почему же это не было сделано? Со специалистами ясно, они повторяют то, чему их учили авторитеты. Но ведь не по злому умыслу привязывали астму к аллергии профессор П. К. Булатов и академик А. Д. Адо! Автор долго искал разгадку этого феномена Булатова—Адо (здесь осмысленно поставлен на первое место профессор П. К. Булатов). Объяснение оказалось очень простым: эти авторитеты никогда не видели ни одного случая излечения астмы, таких случаев официальная медицина не знает. Зато они видели многочисленные примеры, которые подталкивали ученых к ошибочному решению: контакты больных с аллергенами вызывают приступы астмы, а при прекращении таких контактов с аллергенами приступы астмы прекращаются. Не хватало всего одного шага для понимания некорректности учения: ведь страдающие астмой с зависимостью приступов от контактов с аллергенами как были больными, так и оставались больными после прекращения контактов – очередной контакт вызывал очередной приступ. При таком подходе к делу излечение оказывалось невозможным в принципе! Вылечить от астмы хотя бы одного больного можно было, только устранив гипертонию легочных артерий. И только тогда было бы сразу видно, что при излечении от гипертонии этого типа исчезают и само удушье, и зависимость удушья от контактов с аллергенами! Но таких случаев не было в практике авторитетов! Феномен Булатова—Адо заключается в том, что они занимались только влиянием контактов с аллергенами на развитие приступов астмы, но не искали ту причину, которая делает возможным такое влияние аллергенов на развитие приступов астмы.

Другими словами, авторитеты исследовали следствие явления, но не его причину. Они занимались отдельными приступами астмы, а не астмой в целом. Познать суть астмы таким способом невозможно.

Автор безрезультатно вынужденно двадцать лет искал способы излечения астмы. Болели близкие родственницы. Причина отсутствия результатов теперь ясна – это слепое и даже творческое, но доверие учению Булатова П. К. – Адо А. Д. Это были чрезвычайно жестокие 20 лет! Однажды случился тяжелейший приступ астмы, который по своему течению просто не мог быть аллергическим! И наступил момент прозрения: 20 лет следования учению Булатова—Адо – это двадцать лет следования научному абсурду! Тяжелейший приступ астмы точно указывал на кардиологический характер заболевания! Немедленно была проведена перестройка взглядов и методов лечения. Главным в этой перестройке был принципиальный отказ от какой-либо связи развития астмы с аллергией. Учение об астме Булатова—Адо было категорически охарактеризовано как медицинский нонсенс! Результат оказался фантастическим – больная была излечена от астмы через несколько дней! Сравните, уважаемый читатель: многие годы бесплодного лечения по учению авторитетов и излечение всего за несколько дней после отказа от этого ужасного учения. Эта первая больная, излеченная автором от астмы, не знает приступов этого заболевания вот уже 25-й год. За эти годы накоплен большой опыт стопроцентного излечения больных астмой. Официальная медицина, как и ранее, за эти годы не имеет ни одного излеченного от астмы больного.

Излечивать больных астмой (а их миллионы) необходимо. В интересах больных и ради прогресса медицины автор вынужден опровергать потрясающе некорректное учение авторитетов об астме.

Автор понимает, что выступать против порочных научных взглядов Булатова—Адо и многих тысяч специалистов, воспитанных на их учении, – дело неблагодарное. Академик А. Д. Адо получил Государственную премию за свою «Аллергологию». Кафедра госпитальной терапии в СПГМУ им. И. П. Павлова, которой до 1975 года заведовал профессор П. К. Булатов, в 2002 году отметила свое столетие. Возглавляет ее профессор Г. Б. Федосеев, главный аллерголог Санкт-Петербурга и, естественно, последователь главных авторитетов.

Но ведь время идет, исследования продолжаются, и сейчас обстановка вокруг учения об астме принципиально изменилась. Теперь существует простейший способ показать, что контакты с аллергенами вызывают приступы астмы только после предварительного устойчивого повышения кровяного давления в артериях легочного круга кровообращения. Легко доказывается, что аллергия может быть причиной отдельных приступов астматического удушья, но не может быть причиной астмы. Другими словами, сейчас элементарно доказывается, что усиленная против нормы работа правой половины сердца является той самой истинной причиной развития астмы, без которой астмы вообще не бывает, даже если ее приступы никогда не были обусловлены контактами с аллергенами.

Теперь мы еще раз вернемся к утверждению о том, что «возникновение приступов при контакте с аллергеном и исчезновение их при прекращении этого контакта многократно доказано и не подлежит сомнению». Такое утверждение в наши дни может исходить только от специалиста, сознательно или по неведению искажающего действительное положение дел.

Автор этой книги неоднократно предлагает специалистам увидеть своими глазами справедливость того, что написано в этой главе. При этом всю работу по излечению выбранных «слепым методом» больных автор берется выполнить самостоятельно и в короткие сроки (в разумных количествах). От специалистов требуется только увидеть факты. Казалось бы, даже простое профессиональное любопытство должно подвигнуть специалистов на участие в таком предложении автора. Однако пока что можно сделать вывод: современным специалистам по многим соображениям выгодно сохранение неизлечимости астмы и сохранение зависимости ее приступов от контактов с аллергенами. Естественно, автор даже не делал попыток довести свое предложение лично до профессора Федосеева Г. Б. – он заведует той самой кафедрой, которой ранее заведовал профессор Булатов П. К. Предложение автора поставит профессора Федосеева Г. Б. в неловкое положение и потому неуместно.

Отметим практическое наблюдение: излечение гипертонии легочных артерий гарантированно ликвидирует возникновение приступов астмы при контакте с аллергенами, но может оставить в ослабленной форме или без изменений крапивницу, вазомоторный ринит и другие аллергические проявления при контакте с аллергенами. Но приступы астматического удушья убираются гарантированно, астма излечивается!

Необходимо подчеркнуть, что положение дел с астмой за рубежом практически не отличается от сложившегося в нашей стране.

Закончить эту главу можно следующим образом: до тех пор, пока специалисты будут исповедовать аллергическое происхождение астмы (не отдельных ее приступов, а всего заболевания), не будет ни одного излеченного от астмы этими специалистами больного. Сами больные астмой должны твердо усвоить это положение. Для автора это пройденный этап, закончившийся двадцать четыре года тому назад.

Автор не призывает больных астмой перестать лечиться, а специалистов перестать оказывать помощь больным астмой официально принятыми способами, вовсе нет. Но среди этих больных теоретически не может быть ни одного излеченного от астмы. И если специалист не умеет или не хочет излечивать больных астмой, то пусть делает хотя бы то, что рекомендует официальная медицина – купирует приступы болезни в течение всей жизни больного. Больной может довольствоваться этим и научиться самостоятельно купировать приступы астмы, если они еще не тяжелые, но может поступить по американскому совету: найти хорошего врача и избавиться от астмы. Выбор должен сделать сам больной.

Естественно, автор считает необходимым постепенный переход от аллергологического абсурда, сложившегося вокруг астмы, к излечению от этого заболевания. Ближайшая задача автора – честно и понятно рассказать читателям об астме для того, чтобы принятие решения больным астмой о способе лечения было для этого больного оптимальным.

Необходимо сказать, что описанный в этой главе абсурд-ловушка оказался не единственной крупной ловушкой, связанной с коварной астмой.

В этой главе автор рассчитывал на доверие читателей и без каких-либо доказательств стал вольным образом применять понятие «гипертония легочных артерий» («гипертония артериального отдела легочного (малого) круга кровообращения»). Без этого не удавалось донести до читателя самых важных положений авторского видения проблемы. Теперь автор просто обязан доказать правомерность своего поведения. Следующую главу мы посвятим исследованию еще одной астматической ловушки природы, и это позволит получить необходимые нам доказательства.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

med.wikireading.ru


Смотрите также