Норвегия рвет всех на Олимпиаде. Дело в препаратах от астмы? Бьорндален астма


Главные болезни биатлонистов - Чемпионат

Дарья Домрачева Александр Круглов Александр Круглов

Фото: «РИА Новости»

Болезнь королей. Чем и почему страдают биатлонисты

Почему мононуклеоз и астма так распространены в биатлоне, чем грозит болезнь Дарье Домрачевой и каковы хронические недуги биатлонистов.

8 июля 2015, 21:30 Другие / Биатлон

Трёхкратная олимпийская чемпионка и обладательница Кубка мира Дарья Домрачева заявила, что перенесла заболевание мононуклеозом. Тут же вспоминается прошлое межсезонье и та же болезнь, но уже у другого обладателя Кубка мира — Мартена Фуркада. Почему мононуклеоз становится болезнью королей биатлона, насколько это серьёзное и распространённое в спорте заболевание и чем ещё страдают биатлонисты, мы разобрались вместе с известным спортивным врачом Ильёй Мелехиным.

Мононуклеоз не так страшен, как его малюют

Второй год подряд коварный инфекционный мононуклеоз ломает подготовку к сезону одного из лидеров мирового биатлона. О злоключениях Мартена Фуркада мы подробно писали в прошлом году. К счастью, недуг не выбил из колеи француза, и он завоевал свой четвёртый Большой хрустальный глобус подряд. Однако обратных примеров гораздо больше. Именно «болезнь поцелуев» сломала карьеру блистательной Лив Грете Пуаре. Из-за неё пропустил два сезона и так и не смог вернуться на прежний уровень Александр Ус. Наконец, недавно её жертвой стала и восходящая звезда норвежской команды Сюннёве Сулемдаль. Сплошь звёздные имена и в большинстве своём норвежцы.

Мононуклеоз опасен прежде всего тем, что поражает все внутренние органы и приводит к изменению состава крови. Обычный человек может не отличить его от ангины, но для профессионального спортсмена болезнь исключает возможность тренироваться на предельных нагрузках, а потому процесс восстановления почти всегда может оказаться болезненным. Получить его также легко — на пике формы иммунитет спортсмена ослаблен и подвержен различным инфекциям.

«Мононуклеоз — достаточно распространённое заболевание и не только в биатлоне, — рассказывает врач спортивной медицины Илья Мелехин. — Им может заболеть кто угодно. Просто у большинства людей этот диагноз не регистируется, так как за исключением воспаления лимфоузлов, болезнь ничем не отличается от ангины или ОРЗ. Я бы не сказал, что это тяжелейшее заболевание, способное поставить крест на карьере. Как показал случай с Фуркадом, это достаточно рядовое заболевание. Под нагрузкой во время жёстких летних тренировок, при низком иммунитете его легко получить, просто на слуху звёзды, поэтому об их болезнях мы слышим чаще. Думаю, что Даша Домрачева выздоровеет и будет, как и раньше побеждать».

Непростые астматики

Тема астмы стара как мир. Ещё в начале века российские СМИ охотно раскручивали тему о том, что 80 процентов норвежских лыжников и биатлонистов страдают астмой и на этом основании легально принимают ингаляторы, которые обычным спортсменам запрещены. Назывались и цифры — около 30 сильнейших биатлонистов мира страдают астмой. Впрочем, прежде чем говорить о нечестной игре, стоит помнить, что под спортивной астмой понимается лишь сужение бронхов, вызванное физическими нагрузками на холодном воздухе, а потому этот недостаток не имеет ничего общего с серьёзным астматическим недугом, при котором больной не то что 20 километров пробежать, а подняться на пятый этаж самостоятельно не сможет.

Первыми открытыми астматиками были шведка Магдалена Форсберг и француженка Корин Ниогре. Последняя действительно испытывала проблемы со здоровьем, из-за которых порой не могла закончить гонку, а в итоге была вынуждена уйти из спорта в 31 год. Впоследствии среди астматиков фигурировало немало представителей норвежской сборной: Эгил Йелланн, Тура Бергер и Ронни Хафсос. После разрешения на ингаляции пережил вторую молодость лучший польский биатлонист в истории Томаш Сикора. С 2011 года право на легальное применение медикаментов получил и первый российский биатлонист — Алексей Волков, у которого спортивная астма была диагностирована за несколько лет до этого.

«Бронхиальная астма в лыжном спорте стала притчей во языцех благодаря нашим скандинавским соперникам, — продолжает Мелехин. — Надо понимать, что астма физического напряжения возникает исключительно во время физической нагрузки. Она возникает исключительно при нагрузке на холодном воздухе. Чтобы подтвердить диагноз и получить терапевтическое исключение, нужно пройти несколько тестов и подтвердить соответствие, поэтому не стоит думать, что каждый при желании может стать «астматиком».

Хронические болезни

Одна из главных профессиональных болезней биатлонистов, как и стрелков — хроническое снижение слуха. Для неподготовленного человека и полчаса пребывания в тире могут показаться некомфортными, а тут вся жизнь — стрельба и постоянный шум. Особенно серьёзно эта проблема стояла у ветеранов в эпоху крупнокалиберного оружия.

На втором месте по распространённости — сердечно-сосудистые заболевания, в том числе и такие неприятные, как гипертрофия и дистрофия миокарда. На фоне физического перенапряжения появляются одышка, быстрая утомляемость и тупые боли в области сердца. Биатлон — вид спорта с серьёзными нагрузками, которые сердце может попросту не выдержать. Свежий пример — трагедия Алины Якимкиной, которая ушла из жизни от сердечного приступа прямо на трассе. Тщательные обследования, которые проходят биатлонисты, позволяют предотвратить беду. Более того, Дмитрий Малышко после операции на сердце успешно продолжил карьеру, однако и при самом тщательном заболевании нельзя полностью исключить возможность несчастного случая.

«Я к сожалениию в курсе ситуации с Якимкиной, — отмечает Мелехин. — Она проходила углубленное обследование в положенные сроки, тестирования, но от внезапной смерти в спорте никто не застрахован. Проблема острой сердечной недостаточности и внезапной смерти — одна из главных в спортивной медицине вообще и не только в биатлоне. Чаще всего это связано с не диагностированными и никак себя не проявляющими дистрофиями и миокардитами».

Коньковый ход и тяжёлая винтовка за спиной — непростое испытание для спины. Остеохондроз, люмбаго и другие хронические заболевания позвоночника — нередкие спутники биатлониста. Травма спины подорвала в своё время карьеры Максима Чудова и Владимира Драчёва. Не менее опасно неравномерное развитие мышц и неврологические нарушения. Выполняя бесчисленное множество однообразных упражнений и постоянно нагружая локти при стрельбе лёжа, спортсмены страдают от невритов локтя, плеча и кисти. Порой локти биатлониста покрыты мозолями, которые нередко кровоточат. Всё это приводит к хроническим болям в локтях и кистях.

www.championat.com

У Зеппельта появились вопросы к норвежцам | Блогер yuliyayult на сайте SPLETNIK.RU 24 февраля 2018

У Зеппельта появились вопросы к норвежцам

Немецкий журналист Хайо Зеппельт критикует уязвимость антидопинговых правил из-за массового использования препаратов против астмы лыжниками из Норвегии, доминирующими на Олимпиаде-2018.

"В данном случае явно напрашивается вопрос: не идет ли здесь речь о злоупотреблении медицинскими препаратами, а, в конце концов, о допинге?", - когда такой вопрос публично озвучивает немецкий журналист Хайо Зеппельт (Hajo Seppelt), в чьих фильмах рассказывается о допинге в российском спорте, то это не может не привлечь внимание. Но на сей раз, выступая в эфире телеканала ARD в пятницу, 23 февраля, Зеппельт говорил вовсе не о России. Подозрения журналиста вызвали норвежские лыжники, среди которых традиционно много астматиков.

Норвегия на сегодня лидирует в медальном зачете зимних Олимпийских игр, проходящих в южнокорейским Пхёнчхане. 13 из 37 медалей этой страны - на счету лыжников. Они же принесли почти половину всех золотых наград (6 из 13) для норвежской сборной. При этом, как стало известно, атлеты из Норвегии взяли с собой на Олимпиаду 6000 доз препаратов от астмы. Это в разы и даже десятки раз больше, чем другие сборные, если верить открытым данным. Целесообразность такого объема лекарств для около ста спортсменов и вызвала вопросы у Хайо Зеппельта, снявшего на эту тему фильм при поддержке шведского телеканала SVT.

Исследования подтверждают, что у атлетов, выступающих в зимних дисциплинах на выносливость, чаще может развиваться так называемая астма физического напряжения. Поэтому неудивительно, что лыжники, применяющие противоастматические препараты, есть едва ли не в каждой сборной.

К примеру, в 2015 году сразу 11 российским спортсменам былы выданы разрешения на терапевтическое использование (ТИ, одобренное WADA применение веществ из списка запрещенных при лечении ряда заболеваний.) таких препаратов. При этом если атлеты не превышают определенных объемов употребления подобных лекарств, то они даже не обязаны уведомлять об этом антидопинговые структуры и подавать заявку на ТИ.

Тем не менее масштабы этого явления среди лыжников Норвегии многие годы привлекают внимание прессы и спортивной общественности. К примеру, в 2016 году норвежский таблоид Verdens Gang утверждал, что 69 % лыжников - олимпийских медалистов из Норвегии, начиная с 1992 года, были астматиками. А из 13 действующих членов мужской и женской лыжных сборных Норвегии, опрошенных местными СМИ, девять рассказали о применении ингаляторов.

Два года назад тема применения противоастматических препаратов норвежцами обсуждалась особенно активно. Тогда на нарушении правил ТИ попался один из лидеров мировых лыж Мартин Сундбю. Он несколько раз многократно превысил разрешенную дозу лекарства от астмы.

Однако Спортивный арбитражный суд посчитал, что норвежец сделал это непреднамеренно, и Сундбю отделался двухмесячной дисквалификацией и потерей двух побед на этапах Кубка мира. Это стоило лыжнику триумфа в общем зачете Кубка мира в сезоне 2014/2015 годов и более 100 тысяч долларов призовых. В Пхёнчхане Мартин Сундбю уже выиграл серебро в скиатлоне и два золота - в командном спринте и в эстафете.

В новом фильме Хайо Зеппельта приводится ссылка на исследование датских ученых, подтверждающее анаболическое воздействие на человеческий организм некоторых противоастматических препаратов. "Это явная лазейка для людей, которые хотят применять допинг", - сетует немецкий журналист.

Формально норвежцы не нарушают никаких правил. В то же время Зеппельт называет действующее регулирование применения препаратов от астмы "очень большой серой зоной", так как сейчас прописаны слишком большие разрешенные объемы использования такого рода лекарств без уведомления Всемирного антидопингового агентства. Это "огромная проблема" для мирового спорта, решением которой необходимо активно заняться, предупреждает автор фильмов о допинге.

Сборная Норвегии по биатлону впервые приехала на Олимпийские игры в 1960 году, однако не сумела выиграть ни одной награды. На Играх-1964 Олав Йордет, будущий четырехкратный чемпион мира завоевал для команды бронзу. В 1968 году сборная выиграла первую золотую медаль: это удалось пятикратному чемпиону мира Магнару Сольбергу. Однако короткая череда побед сменилась беспросветной черной полосой: с 1976 по 1994 годы норвежцы оставались на Олимпийских играх без наград.

В 1998 году сборная внезапно сделала рывок и завоевывала на Играх в Швеции сразу пять наград, включая две золотые. В 2002 году тогда еще восходящая звезда норвежского спорта Уле-Эйнар Бьорндален стал абсолютным олимпийским чемпионом, принеся в копилку команды сразу четыре золотых медали. На Играх в Турине спортсмен выиграл три награды (два серебра и бронзу), в Ванкувере — серебро и бронзу, в Сочи — еще два золота. При этом звезду норвежского биатлона всю спортивную карьеру подозревали в употреблении противоастматических препаратов. Когда в декабре 2015 года главу Международного союза биатлонистов Андреса Бессеберга спросили, астматик ли Бьорндален, чиновник неуверенно ответил: «Нет. Уже нет».

Пока Бьорндален скрывает болячки, другие норвежские спортсмены с астмой на протяжении двадцати лет официально бегают и стреляют за сборную. Из них многие становятся чемпионами. Одним из первых был Эгиль Йелланн — двукратный чемпион мира (1998, 2005) и олимпийский чемпион Солт-Лейк-Сити. Вслед за ним с болезнью выступал Ронни Хафсос и выиграл в 2008-м золото чемпионата мира среди военных. С 2012 по 2016 год при проблемах с бронхами Сюнневе Сулемдал завоевала четыре золота мировых первенств. Самой титулованной спортсменкой, выступающей с астмой, стала восьмикратная чемпионка мира Тура Бергер. В активе биатлонистки три медали Олимпийских игр. После золота в Ванкувере болезнь норвежки обострилась: «Я не хочу говорить на эту тему. Хотя действительно, что при сырой погоде мне становится тяжелее дышать». Однако она продолжала тренироваться и сумела завоевать золотую и бронзовую медали Олимпиады в Сочи.

В данный момент в биатлонной сборной Норвегии есть как минимум одна спортсменка с астмой: Тириль Экхофф уже завоевала два золота чемпионатов мира и полный комплект наград на Играх в Сочи. Теперь она едет за наградами в Пхенчхан. На обвинения в нечестной игре у представителей норвежской сборной готов неоспоримый аргумент. «Это не допинг, потому что медикаменты могут помочь подняться лишь до нормального уровня, до которого без них спортсмен добраться не в состоянии физически. Поэтому, если спортсмен использует лекарства для того, чтобы подняться до того уровня, что и атлеты, у которых нет астмы, это нормально, это честно», — уверен четырехкратный олимпийский чемпион Эмиль Хегле Свендсен.

Историю побед при обилии бронхиальных заболеваниях имеет и лыжная сборная Норвегии. По данным издания VG, из 61 медали, завоеванной лыжниками на Олимпиадах с 1992 по 2014 годы, на долю астматиков приходится 44. В их числе, предположительно, многократные олимпийские чемпионы Томас Альсгорд и Вегард Ульванг. На это также обратила внимание польская лыжница Юстина Ковальчик: «Начиная с 1992 года по крайней мере 70 процентов олимпийских медалей для Норвегии выиграли астматики».

С 2001 года больной астмой Тур Арне Хетланн три раза становился чемпионом мира и также выиграл золото Олимпиады в Солт-Лейк-Сити. Майкен Касперсен Фалла завоевала четыре золота мировых первенств и первое место на Играх в Сочи. В одном из интервью спортсменка заявляла: «Без лекарства от астмы я не выступала бы в лыжных гонках. Я полностью завишу от него. Я не чувствую, что в этом есть что-то неправильное. Препарат просто поднимает меня до нормального уровня. Раньше я не могла бегать столько же гонок, что и остальные, потому что испытывала ужасные проблемы с легкими».

Звезда норвежского лыжного спорта Марит Бьорген также страдает астмой в тяжелой форме. Врачи разрешили спортсменке принимать симбикорт, в состав которого входит частично запрещенный сальбутамол. Шестикратная олимпийская чемпионка и восемнадцатикратная чемпионка мира не боится рассказывать о принимаемых препаратах: «Если те, у кого есть астма, не примут лекарство, то у них будут проблемы с легкими. Думаю, что многие завершат карьеру, если лекарство от астмы будет запрещено».

Норвежская сборная лишь однажды не смогла доказать законность принимаемых лекарств. Двукратный чемпион мира и двукратный призер олимпийских игр, лыжник Мартин Йонсруд Сундбю в июле 2016 года был признан виновным в нарушении антидопинговых правил, лишен титула победителя лыжного марафона «Тур де Ски-2015» и дисквалифицирован. Разбирательство по делу Сундбю длилось полтора года. После «Тур де Ски-2015» в допинг-пробе лыжника обнаружили вентолин. Препарат входит в список запрещенных, однако его можно принимать по назначению врачей, если спортсмен страдает астмой в тяжелой форме.

Врачи пытались доказать, что Сундбю болел с детства, а значит имел право употреблять препарат. Однако следствие установило: в допинг-пробе лыжника было обнаружено его содержание, превышающее допустимую медицинскую норму на 35 процентов. Когда дело дошло до Спортивного арбитражного суда, лыжника признали виновным. Однако норвежца отстранили всего на два летних месяца, когда главные лыжные соревнования не проводятся.

Скандал после случившегося набирал обороты. Бывшая норвежская лыжница Сири Халле призналась, что во время спортивной карьеры противоастматические препараты предлагались здоровым лыжникам. Телеканал TV2 анонимно получил от норвежских лыжников информацию о том, что руководство сборной предлагало противоастматические препараты всем, даже не страдающим заболеваниями атлетам.

В копилке астматиков у норвежцев и семикратная (теперь уже) лыжница Марит Бьорген. В декабре 2009 года Бьёрген получила официальное разрешение ФИС на использование препаратов от астмы, содержащих допинг (в частности — симбикорт, в состав которого входит запрещенный   WADA сальбутамол . 

В первой же гонке сезона-2009/10, в ноябре на этапе Кубка мира в Бейтостолене, Бьорген привезла соперницам полминуты на 10-километровой разделке. Победа настолько диссонировала с результатом ее предыдущей официальной гонки в марте 2009-го, где она финишировала 20-й с отставанием почти в две с половиной минуты от Ковальчик, что это многим пришлось не по душе. Но Бьорген продолжала набирать форму, и в Ванкувере выиграла три олимпийских титула, позволив Ковальчик опередить себя лишь в 30-километровом масс-старте.

Никто в стане норвежской сборной никогда не скрывал, что прорыв в результатах напрямую связан с препаратами, позволяющими расширять дыхательные пути. Главный тренер сборной Норвегии Эгиль Кристиансен говорил в начале прошлого сезона: "Марит сильно прибавила с точки зрения техники и психологии. Но - самое важное - она получила разрешение принимать новое лекарство от астмы, которой ей необходимо". Ему вторил врач сборной Норвегии Ханс Петтер Штокке: "Новое лекарство лучше расширяет дыхательные пути. Марит получает больше кислорода, и это напрямую влияет на ее мышцы - они становятся сильнее".

И пока российские спортсмены страдают от «употребления» допинга, норвежские врачи находят способы обойти запреты и изыскать возможность употреблять стимулирующие препараты на законных основаниях. Принесет ли победу норвежцам мешок с лекарствами на этот раз и вступит ли WADA на путь борьбы с астматиками — пока неясно. 

www.dw.com (статья от 24.02)

lenta.ru (статья от 7.02)

 

www.spletnik.ru

Норвегия рвет всех на Олимпиаде. Дело в препаратах от астмы? - Под прицелом - Блоги

Олимпийская сборная Норвегии привезла в Пхенчхан 6000 доз препаратов от астмы и 10 небулайзеров – устройств для ингаляций.

Сегодня норвежские лыжники заняли весь пьедестал скиатлона, и очевидно, что доминирование (по крайней мере, в лыжах) продолжится.

Норвегия, астма и допинг – понятия, которые принято складывать в один паззл. Считается, что норвежцы в лучшем случае здорово извлекают выгоду из респираторных заболеваний, в худшем – мошенничают, прикрываясь терапевтическими исключениями (ТИ).

• Спортивную астму часто путают с классической – той, что связана с аллергией. На самом деле это разные болезни, возникающие по разным причинам.

Спортивная астма вызвана именно повышенными нагрузками, ее часто называют астмой физического напряжения. Исследования показывали, что у зимников (которые регулярно тренируются и всегда соревнуются на холоде) такая болезнь возникает в разы чаще, чем у других спортсменов.

• Полтора года назад норвежская пресса опросила почти всех топ-лыжников страны – 9 подтвердили, что используют препараты от астмы. Среди них – сегодняшний вице-чемпион скиатлона Мартин Йонсруд Сундбю, ранее попадавший в бан за превышение дозы сальбутамола (разрешенного астматикам).

Но «норвежец = астматик» – такой же глупый стереотип, как, например, «русский = допингист».

Например, 8-кратный олимпийский чемпион по биатлону Уле-Эйнар Бьорндален никогда не болел астмой и не пользовался ингаляторами. Больше того, за нелепую догадку о собственных болячках даже как-то наехал на российских комментаторов.

• Спортивная астма в Норвегии по специфике ничем не отличается от спортивной астмы в любой другой стране. Правда, среди норвежцев действительно больше всех астматиков (как, в общем, и лыжников) – поэтому на них чаще обращают внимание. Как минимум шведы, финны и немцы тоже высадились в Корее с препаратами и ингаляторами.

Трехкратный олимпийский чемпион, участник сегодняшнего скиатлона, швейцарец Дарио Колонья тоже астматик. В 2016-м глава Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе рассказывала, что тот же диагноз поставили Александру Легкову и Илье Черноусову – они использовали лекарства для лечения.

Такая практика разрешена при наличии ТИ и при соблюдении доз. Необходимость ТИ нужно доказать – это не просто подача запроса, а целый процесс, и в итоге решение принимает комиссия на уровне Международной федерации. Кто-то этим занимается: доказывает и убеждает – кто-то нет.

Почему кому-то разрешен допинг

• Влияют ли противоастматические препараты на результат? В интервью Sports.ru отвечал спортивный врач Сергей Илюков:

«Допустим, кто-то принимает лекарства в терапевтических дозах. Без лечения просвет бронхов, например, 70%. С лекарством – 100%. Преимущества над другими нет.

Может ли он увеличиться до 110%? В норме легкие не являются фактором, ограничивающим работоспособность, то есть увеличение просвета до 110% работоспособности не прибавит. Этот кислород все равно не усвоится, потому что лимитирующим фактором будет гемоглобиновая масса, а не просвет бронхов. Даже если просвет бронхов у тебя станет 110% – пользы в работоспособности ты не получишь.

Принцип, почему препараты запрещены как допинг, иной: при превышении терапевтических доз (то есть при приеме в запрещенных количествах) они имеют анаболический эффект. Растет сила и увеличивается жиросжигание.

Мне смешно читать мнения: ты принимаешь препарат от астмы, у тебя расширяются легкие – значит, ты получаешь больше кислорода. Это стереотипный образ мышления обывателя. А суть-то совсем иная».

Фото: Gettyimages.ru/Matthias Hangst; globallookpress.com/NMSI/Science Museum; РИА Новости/Евгений Биятов

www.sports.ru

«Я никогда не принимал лекарств от астмы»

Шестикратный олимпийский чемпион Уле Эйнар Бьорндален дал откровенное интервью польской газете Przegląd Sportowy – о конфликте с Эмилем Свенсеном, астматических таблетках, величии Петтера Нортуга, богатой коллекции часов, желанном «Дакаре» и Олимпиаде в Сочи. До старта биатлонного сезона осталось 33 дня. – Скоро зимний сезон. Какой он уже у вас по счету?

– Я не знаю. Девятнадцатый? Трудно подсчитать. С результатами в прошлом году была проблема, но мотивация никуда не пропала. Просто я люблю биатлон. Я люблю тренироваться и стремлюсь каждый раз быть лучшим. Я родом из бедной крестьянской семьи, у нас не было много денег. Родители не могли мне уделять столько времени, как бы того хотелось. У них было много другой работы, и я это понимаю.

Мне помогал брат, но в таких бедных семьях в первую очередь ты должен справляться самостоятельно. Я пробовал заниматься разными видами спорта, но лучше всего у меня получилось бегать на лыжах и стрелять. Мне было 12 или 13 лет, и я хотел стать чемпионом мира. Я мечтал об этом. Теперь, когда этого добился, я все еще хочу побеждать, у меня есть стимул быть лучшим.

– Вы были на подиуме почти сотню раз. Испытываете все те же чувства?

– Это всегда здорово, к такому никогда не привыкнешь, но теперь это будет несколько иначе, чем раньше. В прошлом сезоне меня преследовали многочисленные проблемы, было трудно. Я чувствовал себя уставшим и ничего не получалось. С другой стороны, сейчас я снова голоден до побед. Думаю, когда я вернусь на подиум, я почувствую новый вкус. Снова будет красиво. Я уверен.

– Я интересуюсь, потому что ваш напарник Эмиль Хегле Свенсен недавно заявил, что «у Бьорндалена вряд ли получится вернуться».

– Я знаю, но это его проблемы, а не мои. Его спросите, что и почему он так думает. Я так не считаю. Кроме того, биатлон – это спорт, в котором все выясняется от старта и до финиша, на трассе и стрельбище, а не во время интервью. Меня не волнует, что обо мне говорят.

– Многие интересуются: до какой поры вы будете бегать? До Сочи-2014 останетесь?

– Сочи, безусловно, будет важным пунктом в моей карьере, но станет ли это поводом, чтобы сказать «стоп»? Я не уверен. Посмотрим, вполне возможно, я продолжу выступать.

– До Олимпиады-2018 в Пхенчхане?!

– Так долго, по-видимому, нет. К тому времени мне будет 44 года, и это, вероятно, слишком много. Но один или два сезона после Олимпийских игр я смогу еще выступать. Мое здоровье позволяет помечтать. Весной у меня были проблемы со спиной, но теперь все в прошлом. Я рубил дерево, думал, мне это под силу, и заработал травму. Оказывается, спина выдерживает только биатлонные тренировки. Так что теперь буду заниматься, а рубить деревья по окончании сезона. Или найму кого-нибудь для этой работы...

– Биатлон в Норвегии – спорт номер два после лыжных гонок?

– Да, но до недавнего времени биатлон определенно был спортом номер один. Все изменилось после лыжного чемпионата мира-2011 в Осло. И я думаю, все снова поменяется после биатлонного ЧМ-2012. Вы увидите, что это произойдет. Но поскольку мы говорим о лыжных гонках... Сегодня за Норвегию выступают фантастические спортсмены во главе с Петтером Нортугом. Он все изменил. Он действительно сумасшедший. Один такой, уникальный.

– Сегодня кто самый популярный спортсмен в Норвегии: вы, Нортуг или Бьорген?

– Все зависит от того, кого вы будете опрашивать. Старшее поколение укажет на меня. Молодые назовут Петтера. Сегодня имя Нортуг – это больше, чем мое. У него был фантастический сезон.

– Вы успешно выступали и в лыжных гонках. Будет еще одна попытка?

– Конечно, но не в этом сезоне, я вернусь к этому вопросу через год.

– Не хотели бы заниматься только лыжными гонками?

– Нет. Бегать на лыжах довольно скучно. Ничто не сравнится с биатлоном. В гонках вы можете поспорить, кто выиграет, и у вас есть высокие шансы отгадать. В биатлоне в одну секунду все может измениться. Первая стрельба – и вы можете оказаться позади всех. Или наоборот.

– Поскольку мы обсуждаем лыжные гонки, то давайте поговорим о лекарствах от астмы.

– Я знал, что вы спросите об этом (смеется). Но все в порядке, без проблем. У нас это тоже самая обсуждаемая тема. Я читал дискуссии между Юстиной Ковальчик и Марит Бьорген. Только мои познания в этом вопросе не такие большие. Я проверял свои легкие. Если вы тренируетесь при холодной погоде, то легкие уменьшаются и можно заработать астму. Как правило, после десяти-двенадцати лет тренировок легкие сжимаются. Но я не вписываюсь в это правило, они не сократились. Мои легкие эффективны на сто процентов.

Я никогда не нуждался в лекарствах. Даже мой врач сказал, что это не совсем нормально, потому что все, видимо, сталкиваются с этой проблемой. С той лишь разницей, что я о себе забочусь. Так или иначе я никогда не употреблял лекарств для лечения астмы.

– Использование этих препаратов может дать преимущество?

– Я могу только повторить то, что говорят врачи, а именно препараты могут уравнять ваши шансы, но не сделают вас лучше. Но все это до сих пор спорно.

– Именно так.

– Но давайте обозначим, что это не только норвежско-польская дискуссия.

– Я так не говорю.

– Это тема для разговора спортсменов всех стран с главой WADA. Ковальчик может пойти, сделать тесты и так далее. Мое мнение, что не надо это превращать в спор двух лидеров. Есть правила, и с ними очень трудно бороться. Допинг или не допинг... Думаю, есть гораздо больше лекарств, делающих спортсменов сильнее, чем страдающих от астмы. И когда дело доходит до Марит, и без этих препаратов у остальных нет шансов.

– То есть...

– У нее огромный талант, и она реально много тренируется. А дискуссия об астме не касается лишь ее.

– Давайте поговорим о другом популярном польском спортсмене в Норвегии.

– Об Адаме Малыше? Я не знаком с ним лично, но видел его прыжки по телевизору. Слышал, что он теперь хочет стартовать в ралли «Дакар». Знаете что? Я сам очень интересуюсь автоспортом и такими событиями, как «Дакар». Может быть и я попробую как-нибудь? Конечно, для Адама это прекрасная возможность продолжить карьеру, хотя... Честно говоря, я думаю, что он рано закончил прыгать. Он еще был очень силен!

– Вы действительно думаете, что он еще может прыгать?

– Сколько ему лет?

– Почти тридцать четыре.

– Ну он еще мог несколько сезонов попрыгать. До Олимпиады в Сочи спокойно. Был бы сейчас на подиуме, как всегда, у него отлично получается. Может, он изменит свое решение и вернется?

– Вы знаете еще польских спортсменов?

– Роберт Кубица, хотя лично также не знаком. Он рекламировал «Certina».

– По-видимому, вы говорите о часах.

– У меня их больше тридцати штук. Контракт с «Certina» для меня в радость, не только потому, что теперь есть часы с моим автографом. Знаете, я хотел спонсора, с чьей продукцией хотел бы ассоциироваться. Назовите мне других производителей, и они не будут так хороши. И я не знаю, как притворяться. Я хотел бы сотрудничать с тем, в ком уверен. Важно качество.

Перевод: www.sports.ru

www.skisport.ru


Смотрите также