Уле Эйнар Бьорндален: «Я никогда не принимал лекарств от астмы». Астма бьорндален


Как Владимир Путин ошибся, назвав биатлониста Бьорндалена астматиком

Не можем молчать!

Как вы знаете, в «Чемпионате» уже около года действует такая рубрика – «Срыв покровов». В ней мы рассказываем о самых популярных заблуждениях в спорте (например, что футболистам сборной СССР на самом успешном чемпионате мира-66 вручили бронзовые медали), а потом безжалостно их выкорчёвываем. Историческая правда торжествует, миф остаётся мифом.

Этот выпуск рубрики будет, возможно, последним. Пока мы не знаем, последним для автора этого выпуска или для всего «Чемпионата» – тут возможны варианты. Потому что, собравшись с

духом, мы решили покуситься на самое святое, что у нас есть, – на президента страны Владимира Владимировича Путина.

Но он первый начал! Много раз за последний месяц (когда хакеры Fancy Bears вываливали на мир медицинские документы спортсменов) редакция выслушивала разговоры о том, что самый великий биатлонист в истории мирового спорта Уле-Эйнар Бьорндален – астматик, «как и все эти ваши норвежцы». И соответственно не всё так однозначно с его победами. Слушали мы это, стискивали зубы, но приберегали сеанс разоблачения до начала зимнего сезона.

После вчерашних слов президента России стало понятно, что терпеть больше нельзя. Не можем молчать!

«Все знают, что Бьорндален употребляет»

Вот что дословно сказал Владимир Путин на заседании президентского Совета по физической культуре и спорту, который прошёл во Владимирской области. Понятно, что это не было его личной импровизацией — текст выступления был заранее подготовлен так называемыми спичрайтерами (предположительно из Минспорта), которые по своей должности должны выверить каждый факт. Итак.

«Десятки, сотни спортсменов принимают эти препараты. Об этом кто-нибудь знает? Никому не известно. Вот в лыжах Бьорндален (простим президенту эту оговорку, в конце концов, норвежца можно назвать и лыжником, победитель этапа Кубка мира, как-никак. – Прим. «Чемпионата») страдает астмой и употребляет. Но об этом хотя бы все знают. Но оказывается, есть уже десятки и сотни спортсменов, о которых знать никто не знает...».

«Сестры Уильямс на допинге? Сейчас я буду кромсать вас фактами»

Оправдания американцев, отдельные старты для больных, уроки физкультуры для астматиков – в интервью с антидопинговым экспертом из Финляндии.

Итак, все знают, что Бьорндален страдает астмой. Кто эти «все»? Немудрёное расследование «Чемпионата» показало, что информация об астме Бьорндалена зародилась в России и только

Много раз за последний месяц редакция выслушивала разговоры о том, что самый великий биатлонист в истории мирового спорта Уле-Эйнар Бьорндален – астматик.

у нас имеет широкое хождение. В западных биатлонных странах о таком тяжёлом обвинении слышали вполуха и всерьёз его никогда не воспринимали.

А началось всё в августе 1999 года, когда в питерском еженедельнике «Северный форум» вышло интервью с Владимиром Драчёвым – тогда действующим и титулованным биатлонистом, а с сентября этого года – депутатом Госдумы от партии «Единая России». В декабре того же года это же интервью почти дословно вышло уже в федеральной прессе – газете «Известия». Собственно, с этих текстов и заварилась вся каша.

«Всерьёз обсуждали вопрос о дисквалификации Бьорндалена»

Вот что заявил 17 лет назад Драчёв: «Где-то с позапрошлого-прошлого сезонов норвежские биатлонисты стали пользоваться препаратами… Сам не раз видел, как незадолго до старта они брызгали в горло какие-то аэрозоли. Позже узнал: норвежцы принимают противоастматические средства, которые расширяют бронхи и дыхательные пути, что позволяет легче дышать и соответственно быстрее бежать. По всем параметрам это допинг! Однако используют они его вполне официально! В медицинских бюллетенях практически у всех норвежцев, в том числе знаменитого Оле-Эйнара Бьорндалена, записано, что они… больны астмой. Хорошенькое дельце!

В кулуарах даже всерьёз обсуждали вопрос о дисквалификации Бьорндалена и его партнёров по сборной. К сожалению, дело спустили на тормозах.

Астма опасна для жизни, все астматики находятся под постоянным наблюдением врачей, периодически ложатся в больницы. А Бьорндален и Ко 10 месяцев в году — если не больше — испытывают колоссальные физические нагрузки и не наносят при этом никакого вреда здоровью!..

В декабре прошлого года, когда о беспределе неожиданно стало известно всем в биатлонном мире, скандал еле замяли. А в кулуарах даже всерьёз обсуждали вопрос о дисквалификации Бьорндалена и его партнёров по сборной. К сожалению, дело спустили на тормозах…

Мне кажется, что норвежцы всё-таки побоятся весь нынешний сезон «косить» под астматиков. Вспомните, в конце прошлого Кубка мира Бьорндален, на первых этапах летавший по трассам, вдруг перешёл на прогулочный шаг. Думаю, норвежские биатлонные боссы испугались поднятого шума и дали команду не использовать лекарства...».

«Я знаю Драчёва не таким»

Команда Бьорндалена сработала оперативно. Уже 31 августа 1999 года (это особенно удивительно, если знать, что еженедельник «Северный форум» не выходил в Интернете) в газете VG вышла статья с заголовком «Допинг-обвинения против Бьорндалена» (за перевод спасибо Ольге Сухановой, известному российскому биографу норвежца).

.

.

«Я никогда не принимал никаких противоастматических спреев и не пользовался ингаляторами. У меня никогда не было проблем с дыханием — ни в холодную, ни в тёплую погоду. Поэтому я надеюсь, что Драчёва неверно процитировали. Я его знаю не таким», — только и сказал Бьорндален.

Собственно, с тех пор было ещё несколько опровержений как со стороны самого норвежца (в 2003 году он даже попросил извиниться одного российского комментатора, огласившего дезинформацию в эфире), так и со стороны официальных лиц Международного союза биатлонистов. Правда, было это давно, уже лет 10 об этом теме никто, кроме как в России, не заикается. Просто потому что, как выразился Путин, «все знают»: бог весть, что употребляет Бьорндален, но он точно не астматик.

А спичрайтерам президента России, хочется верить, этой ночью спалось плохо: одно дело, когда в фактуре ошибается говорливый спортсмен, совсем другое – глава государства.

Ну а мы на этом прощаемся с вами.

www.championat.com

Уле Эйнар Бьорндален: «Я никогда не принимал лекарств от астмы» - Биатлон

Уле Эйнар Бьорндален: «Я никогда не принимал лекарств от астмы»Уле Эйнар Бьорндален: «Я никогда не принимал лекарств от астмы»

– Уле, любите давать интервью?

– Для меня это не проблема. Начинаем...

– Хорошо. Скоро зимний сезон. Какой он уже у вас по счету?

– Я не знаю. Девятнадцатый? Трудно подсчитать. С результатами в прошлом году была проблема, но мотивация никуда не пропала. Просто я люблю биатлон. Я люблю тренироваться и стремлюсь каждый раз быть лучшим. Я родом из бедной крестьянской семьи, у нас не было много денег. Родители не могли мне уделять столько времени, как бы того хотелось. У них было много другой работы, и я это понимаю.

«Я родом из бедной крестьянской семьи, у нас не было много денег»

Мне помогал брат, но в таких бедных семьях в первую очередь ты должен справляться самостоятельно. Я пробовал заниматься разными видами спорта, но лучше всего у меня получилось бегать на лыжах и стрелять. Мне было 12 или 13 лет, и я хотел стать чемпионом мира. Я мечтал об этом. Теперь, когда этого добился, я все еще хочу побеждать, у меня есть стимул быть лучшим.

– Вы были на подиуме почти сотню раз. Испытываете все те же чувства?

– Это всегда здорово, к такому никогда не привыкнешь, но теперь это будет несколько иначе, чем раньше. В прошлом сезоне меня преследовали многочисленные проблемы, было трудно. Я чувствовал себя уставшим и ничего не получалось. С другой стороны, сейчас я снова голоден до побед. Думаю, когда я вернусь на подиум, я почувствую новый вкус. Снова будет красиво. Я уверен.

– Я интересуюсь, потому что ваш напарник Эмиль Хегле Свенсен недавно заявил, что «у Бьорндалена вряд ли получится вернуться».

– Я знаю, но это его проблемы, а не мои. Его спросите, что и почему он так думает. Я так не считаю. Кроме того, биатлон – это спорт, в котором все выясняется от старта и до финиша, на трассе и стрельбище, а не во время интервью. Меня не волнует, что обо мне говорят.

– Многие интересуются: до какой поры вы будете бегать? До Сочи-2014 останетесь?

– Сочи, безусловно, будет важным пунктом в моей карьере, но станет ли это поводом, чтобы сказать «стоп»? Я не уверен. Посмотрим, вполне возможно, я продолжу выступать.

«Я рубил дерево, думал, мне это под силу, и заработал травму»

– До Олимпиады-2018 в Пхенчхане?!

– Так долго, по-видимому, нет. К тому времени мне будет 44 года, и это, вероятно, слишком много. Но один или два сезона после Олимпийских игр я смогу еще выступать. Мое здоровье позволяет помечтать. Весной у меня были проблемы со спиной, но теперь все в прошлом. Я рубил дерево, думал, мне это под силу, и заработал травму. Оказывается, спина выдерживает только биатлонные тренировки. Так что теперь буду заниматься, а рубить деревья по окончании сезона. Или найму кого-нибудь для этой работы...

– Биатлон в Норвегии – спорт номер два после лыжных гонок?

– Да, но до недавнего времени биатлон определенно был спортом номер один. Все изменилось после лыжного чемпионата мира-2011 в Осло. И я думаю, все снова поменяется после биатлонного ЧМ-2012. Вы увидите, что это произойдет. Но поскольку мы говорим о лыжных гонках... Сегодня за Норвегию выступают фантастические спортсмены во главе с Петтером Нортугом. Он все изменил. Он действительно сумасшедший. Один такой, уникальный.

– Сегодня кто самый популярный спортсмен в Норвегии: вы, Нортуг или Бьорген?

– Все зависит от того, кого вы будете опрашивать. Старшее поколение укажет на меня. Молодые назовут Петтера. Сегодня имя Нортуг – это больше, чем мое. У него был фантастический сезон.

– Вы успешно выступали и в лыжных гонках. Будет еще одна попытка?

– Конечно, но не в этом сезоне, я вернусь к этому вопросу через год.

– Не хотели бы заниматься только лыжными гонками?

– Нет. Бегать на лыжах довольно скучно. Ничто не сравнится с биатлоном. В гонках вы можете поспорить, кто выиграет, и у вас есть высокие шансы отгадать. В биатлоне в одну секунду все может измениться. Первая стрельба – и вы можете оказаться позади всех. Или наоборот.

«Бегать на лыжах довольно скучно. Ничто не сравнится с биатлоном»

– Поскольку мы обсуждаем лыжные гонки, то давайте поговорим о лекарствах от астмы.

– Я знал, что вы спросите об этом (смеется). Но все в порядке, без проблем. У нас это тоже самая обсуждаемая тема. Я читал дискуссии между Юстиной Ковальчик и Марит Бьорген (тут и тут – прим. Sports.ru). Только мои познания в этом вопросе не такие большие. Я проверял свои легкие. Если вы тренируетесь при холодной погоде, то легкие уменьшаются и можно заработать астму. Как правило, после десяти-двенадцати лет тренировок легкие сжимаются. Но я не вписываюсь в это правило, они не сократились. Мои легкие эффективны на сто процентов.

Я никогда не нуждался в лекарствах. Даже мой врач сказал, что это не совсем нормально, потому что все, видимо, сталкиваются с этой проблемой. С той лишь разницей, что я о себе забочусь. Так или иначе я никогда не употреблял лекарств для лечения астмы.

– Использование этих препаратов может дать преимущество?

– Я могу только повторить то, что говорят врачи, а именно препараты могут уравнять ваши шансы, но не сделают вас лучше. Но все это до сих пор спорно.

– Именно так.

– Но давайте обозначим, что это не только норвежско-польская дискуссия.

– Я так не говорю.

– Это тема для разговора спортсменов всех стран с главой WADA. Ковальчик может пойти, сделать тесты и так далее. Моt мнение, что не надо это превращать в спор двух лидеров. Есть правила, и с ними очень трудно бороться. Допинг или не допинг... Думаю, есть гораздо больше лекарств, делающих спортсменов сильнее, чем страдающих от астмы. И когда дело доходит до Марит, и без этих препаратов у остальных нет шансов.

«Если вы тренируетесь при холодной погоде, то легкие уменьшаются и можно заработать астму»

– То есть...

– У нее огромный талант, и она реально много тренируется. А дискуссия об астме не касается лишь ее.

– Давайте поговорим о другом популярном польском спортсмене в Норвегии.

– Об Адаме Малыше? Я не знаком с ним лично, но видел его прыжки по телевизору. Слышал, что он теперь хочет стартовать в ралли «Дакар». Знаете что? Я сам очень интересуюсь автоспортом и такими событиями, как «Дакар». Может быть и я попробую как-нибудь? Конечно, для Адама это прекрасная возможность продолжить карьеру, хотя... Честно говоря, я думаю, что он рано закончил прыгать. Он еще был очень силен!

– Вы действительно думаете, что он еще может прыгать?

– Сколько ему лет?

– Почти тридцать четыре.

– Ну он еще мог несколько сезонов попрыгать. До Олимпиады в Сочи спокойно. Был бы сейчас на подиуме, как всегда, у него отлично получается. Может, он изменит свое решение и вернется?

– Вы знаете еще польских спортсменов?

– Роберт Кубица, хотя лично также не знаком Он рекламировал «Certina».

– По-видимому, вы говорите о часах.

– У меня их больше тридцати штук. Контракт с «Certina» для меня в радость, не только потому, что теперь есть часы с моим автографом. Знаете, я хотел спонсора, с чьей продукцией хотел бы ассоциироваться. Назовите мне других производителей, и они не будут так хороши. И я не знаю, как притворяться. Я хотел бы сотрудничать с тем, в ком уверен. Важно качество.

www.sports.ru

10 рубежей. Уле Эйнар Бьорндален - Биатлон

Бьорндален и девяностые

На скорую руку выбрав между лыжами и биатлоном, будущий Король без особого труда просочился в сборную и самолично взялся развеивать наметившийся там депрессняк. Во многом благодаря энергичному Бьорндалену норвежцы относительно легко пережили преждевременный закат Тилдума и Квальфосса, стремительно растративших кондиции в неравной борьбе с медными трубами.

Уле, наоборот, и трубы, и все им предшествующее красиво преодолевал. Ко второй половине девяностых его окружила крепкая бригада оруженосцев: неброские, но надежные Ханеволд, Йелланд, плюс старший брат Даг, а также мегаброский и ультраненадежный Андресен. Бьорндален на их фоне все равно выделялся: сначала – количеством полученных авансов, а после триумфального сезона-1997/98 и уникальной победы в Нагано – наконец, титулами.

Бьорндален и Солт-Лейк

У любого нормального спортсмена есть фартовое место, где для него словно намолено, куда хочется приезжать почаще – потому что там невозможно выступить плохо. Для Михаэля Шумахера это, например, трасса в Маньи-Куре, для Рафаэля Надаля – корты «Роллан Гаррос», а для Бьорндалена – лыжный стадион «Солдиер Холлоу». Норвежец соревновался там дважды (включая предолимпийский этап), участвовал в семи гонках (включая олимпийскую эстафету) и выиграл все.

«Эта трасса мне нравится. Такое впечатление, что она создана специально для меня. Я люблю горы, мне здесь комфортно, да и дышится легко» (из интервью «Спорт-Экспрессу»).

Бьорндален и лыжи

Бьорндален любит лыжи, но странною любовью. В начале девяностых дурацкая история с невызовом в сборную чувствительно кольнула норвежца, и, крепко обидевшись, он принял решение навсегда переквалифицироваться в биатлониста. Навсегда, однако, не получилось – слишком сильна была любовь – так периодические пополнения профиля FIS стали чем-то вроде хобби, способом потешить самолюбие. Порой выходило по-настоящему классно, но чаще – просто достойно.

«Когда я одержал победу на этапе Кубка мира в Галливаре в гонке на 15 км свободным стилем, я был просто на седьмом небе от счастья. Золотая медаль с того ноябрьского этапа Кубка мира, наверное, для меня важнее, чем «золото» с чемпионатов мира по биатлону».

С годами желание продолжать отлучки не улетучилось.

Бьорндален и тренировки

Норвежец за многие годы здорово поднаторел в искусстве демагогии: о своих тренировках он рассказывает подробно и часто, но при этом не сообщает вообще ничего. В лучшем случае – демонстрирует верхушку айсберга. Ну, нравится ему экспериментировать, ходить по раскаленным углям, заниматься йогой и самоистязанием, как-то по-особому работать над классикой и скорострельностью, забираться в горы и вообще учиться у всех вокруг: от Эдера до Нортуга. Только у самого Бьорндалена не учится никто. Потому что не знают – как.

«Тренируйтесь столько же – и тоже что-нибудь завоюете. И вот вам еще совет: выбирайте для совместных тренировок тех, кто может вас чему-нибудь научить».

«Я считаю, что никто не может подготовить спортсмена лучше, чем он сам. Писать собственный план, улучшать методику тренировок, чувствовать, как потом совершенствуется твоя форма — для меня это даже интереснее, чем выступать и выигрывать. Нет ничего прекраснее, чем достигать целей, которые сам для себя поставил, поэтому я тренируюсь самостоятельно».

Так говорил и действовал Бьорндален до нынешнего межсезонья. Летом его сотрудничество с Роджером Груббеном завершилось – теперь Король тренируется вместе с командой.

Бьорндален и психология

Привыкший во всем проявлять максимальную дотошность Бьорндален одним первых в биатлоне прибег к услугам личного психолога. В 1996-м случай свел его с успешным бизнесменом Ойвиндом Хаммером. За прошедшие 14 лет Уле успел поработать с профессиональными врачами, актерами, политиками и некими таинственными консультантами в области психики, как прошлой зимой, но только Хаммер все это время неизменно сопровождал его.

«У Ойвинда процветающий бизнес: он торгует очень дорогими пылесосами. В один прекрасный день он «запарил» такой пылесос – за 3500 долларов – и мне. И тогда я подумал: если этому господину удается так успешно убеждать людей покупать его дорогие игрушки, значит, он прилично разбирается в человеческой психологии. Предложил Ойвинду поработать вместе – и он согласился. Одна беда: мой психолог слишком занят своими пылесосами, чтобы ездить на чемпионаты мира и Олимпийские игры. Приходится общаться по телефону».

То, что несколько лет назад воспринималось как позерство, во всех биатлонных странах теперь считается чуть не обязательным атрибутом подготовки гонщика, таким же, как стрелковая тренировка или физподготовка.

Бьорндален и астма

Фанатично увлеченный спортом Бьорндален – удобная мишень для слагателей всевозможных баек и легенд вроде неизменного пылесоса при себе или боязни пожимать руки. А у легенд, как у многого другого, есть оборотная сторона: приобретая негативную окраску, они становятся сплетнями. И вот одну такую (сознательно или нет) в ходе ЧМ-2003 запустил Дмитрий Губерниев, зачем-то связав успехи Бьорндалена с врожденным заболеванием астмой и, стало быть, использованием ингаляторов. С тех пор при каждом удобном случае малочисленные ненавистники норвежца включат заезженную «астмопластинку» и наслаждаются ее звучанием.

Тот без устали парирует:

«Я – не астматик. Астма – распространенная болезнь в Норвегии, это связано с климатическими условиями. И поэтому я каждый год провожу тесты – есть у меня астма или нет. Тесты показывают, что у меня нет и никогда не было астмы. Соответственно, я никогда не использовал противоастматические препараты. Я знаю, что некоторые ребята в моей команде болеют астмой и принимают препараты. Однако у меня в этом нет никакой необходимости. Я – здоровый человек. И я хочу, чтобы все знали: все свои победы я одерживаю честно» (из интервью «Известиям»).

Сам Губерниев последний раз затрагивал скользкую тему полгода назад:

«Он не астматик. Ну а потом, чего гадать? Не пойман – не вор. Поэтому давайте поймаем Бьорндалена, чтобы узнать, что он ест. Но, честно говоря, мне бы не хотелось, чтобы его поймали. Тогда это все было бы совсем скучно и грустно».

Бьорндален и Тихонов

Лучшего биатлониста XX века и просто лучшего биатлониста связывают совершенно загадочные отношения. За их развитием особенно занятно было наблюдать позапрошлой зимой.

Александр Иванович не стеснялся чувственных речей о дружбе и родстве: «У нас с ним дружеские, теплые отношения. Даже с нашими сборниками такого доверительного контакта нет».

«Бьорндален – фантастический спортсмен. Отношусь к нему как к своему сыну».

Бьорндален отвечал не совсем по-дружески: «Мы должны убедиться, что применение россиянами допинга было организовано. Если это так, то присутствие в системе такого человека, как Тихонов, абсолютно не нужно».

Раздосадованный Тихонов углублялся в этикет: «Он сказал: «Fuck the Russians»

Любящий идеальную чистоту Бьорндален с готовностью делился своими методами: «Я этого никогда не говорил, и никогда не скажу. Тихонов хочет, чтобы я извинился, но ему стоит вымыть свои уши»

На этом пока антракт. Продолжение наверняка последует.

Бьорндален и допинг

Как любой «чистый» спортсмен, Бьорндален имеет право сколько угодно рассуждать о допинге. Он действительно это дело любит и, несмотря на дипломатичность, иногда способен высказываться жестко. В последние годы выбирать мишени было не из кого – весь гнев достался российским биатлонистам.

«Я не судья и не медик, которые вынесли такой вердикт. Нас, тех, кто постоянно выигрывает, проверяют чаще остальных. Трое нарушили код. Что еще надо доказывать? Мой этический принцип: следовать всегда решениям судей. И никогда не применять запрещенные вещества. Нарушил правила – кори только себя».

«Два года – слишком мало. Четыре года – нормально, чтобы они не смогли выступить на Олимпиаде».

Как это всегда происходит с авторами подобных высказываний, в глазах поклонников норвежец стал еще ближе к идеалу, в глазах ненавистников – еще ближе к олицетворению мерзости.

Бьорндален и Ванкувер

Выступление Бьорндалена в Ванкувере – отличная иллюстрация на тему «высочайшие амбиции не всегда идут на пользу». Перед Играми норвежец изо всех сил старался казаться спокойнее, чем был на самом деле, убаюкивал себя и остальных сдержанными планами: две медали, неважно какие, – нормально.

Когда на выходе получились те самые две медали, причем с золотом, оказалась, что Король слегка раздражен.

«Жаль, что у меня не получится побить рекорд Бьорна Дэли. Я буду в Сочи!» – едва освободившись из плена собственных ожиданий, норвежец тут же загнал себя обратно.

Бьорндален и дети

Как-то само собой так сложилось, что Бьорндалена воспринимают вне времени. О возрасте вспоминают лишь тогда, когда этот возраст меняется, все прочнее укрепляя в ранге ветерана. А ветеранов принято спрашивать о будущем, и в последнее время Король все с большей охотой беседует не только о спорте.

«Думаю, мы с Натали заведем парочку маленьких гномов. Дети – это то, к чему нужно обязательно стремиться в жизни. Надеюсь, к Олимпиаде в Сочи успею обзавестись хотя бы одним малышом».

Интересно, сколько золотых медалей возьмет Бьорндален-младший на Олимпиаде-2038? И как часто будет расхаживать по раскаленным углям?

www.sports.ru

Зачем норвежцы везут на Олимпиаду мощные препараты: Зимние виды: Спорт: Lenta.ru

За два дня до начала Олимпийских игр в Пхенчхане СМИ сообщили, что норвежская сборная привезла на Игры более 6000 доз различных препаратов против астмы. Среди них лекарства, частично запрещенные Всемирным антидопинговым агентством (WADA). Врач сборной Мона Кьелдсберг попыталась оправдать запредельное количество противоастматических лекарств в аптечке: «Количество привезенных нами доз может показаться кому-то огромным. Но если разбить этот объем на доли, вы поймете, что объем не такой уж и большой». Почему норвежские биатлонисты и лыжники повально страдают от астмы, но при этом побеждают — в материале «Ленты.ру».

Среди лекарств, находящихся в аптечке норвежской сборной, оказалось 1800 доз симбикорта, по 1200 — альвеско, сальбутамола и атровента, а также 360 доз вентолина. При этом ряд препаратов против астмы имеет эффект, схожий с анаболиками, увеличивающими физическую силу. Например, сальбутамол с 2017 года находится под частичным запретом WADA. Это значит, что спортсмен может употреблять не более 1600 микрограммов в сутки да и то — только при наличии терапевтического исключения. Так насколько честно принимать лекарства от астмы профессиональному спортсмену? По словам иммунолога-аллерголога Кремлевской больницы, сальбутамол, расширяющий бронхи на короткий срок и увеличивающий частоту сердечных сокращений, может вызвать прилив сил и ощущение, что человек с легкостью выполнит любое физическое упражнение. Симбикорт также лечит бронхиальные заболевания, при этом являясь гормональным средством, а значит повышает общий тонус организма. Подобные эффекты не делают лекарства допингом, а значит чисто формально к норвежцам претензий нет. Но так ли все прозрачно на самом деле?

Астма — распространенное среди скандинавских спортсменов заболевание. Есть астматики и в Финляндии, и в Швеции, но в таких невероятных количествах лекарства в Пхенчхан везут только норвежцы. Кстати, есть мнение, что астма является профессиональной болезнью атлетов, много времени проводящих на морозе и дышащих холодным воздухом.

Сборная Норвегии по биатлону впервые приехала на Олимпийские игры в 1960 году, однако не сумела выиграть ни одной награды. На Играх-1964 Олав Йордет, будущий четырехкратный чемпион мира завоевал для команды бронзу. В 1968 году сборная выиграла первую золотую медаль: это удалось пятикратному чемпиону мира Магнару Сольбергу. Однако короткая череда побед сменилась беспросветной черной полосой: с 1976 по 1994 годы норвежцы оставались на Олимпийских играх без наград.

Материалы по теме

00:06 — 17 января

В 1998 году сборная внезапно сделала рывок и завоевывала на Играх в Швеции сразу пять наград, включая две золотые. В 2002 году тогда еще восходящая звезда норвежского спорта Уле-Эйнар Бьорндален стал абсолютным олимпийским чемпионом, принеся в копилку команды сразу четыре золотых медали. На Играх в Турине спортсмен выиграл три награды (два серебра и бронзу), в Ванкувере — серебро и бронзу, в Сочи — еще два золота. При этом звезду норвежского биатлона всю спортивную карьеру подозревали в употреблении противоастматических препаратов. Когда в декабре 2015 года главу Международного союза биатлонистов Андреса Бессеберга спросили, астматик ли Бьорндален, чиновник неуверенно ответил: «Нет. Уже нет».

Пока Бьорндален скрывает болячки, другие норвежские спортсмены с астмой на протяжении двадцати лет официально бегают и стреляют за сборную. Из них многие становятся чемпионами. Одним из первых был Эгиль Йелланн — двукратный чемпион мира (1998, 2005) и олимпийский чемпион Солт-Лейк-Сити. Вслед за ним с болезнью выступал Ронни Хафсос и выиграл в 2008-м золото чемпионата мира среди военных. С 2012 по 2016 год при проблемах с бронхами Сюнневе Сулемдал завоевала четыре золота мировых первенств. Самой титулованной спортсменкой, выступающей с астмой, стала восьмикратная чемпионка мира Тура Бергер. В активе биатлонистки три медали Олимпийских игр. После золота в Ванкувере болезнь норвежки обострилась: «Я не хочу говорить на эту тему. Хотя действительно, что при сырой погоде мне становится тяжелее дышать». Однако она продолжала тренироваться и сумела завоевать золотую и бронзовую медали Олимпиады в Сочи.

Тура Бергер

Тура Бергер

Фото: Lehtikuva / Reuters

В данный момент в биатлонной сборной Норвегии есть как минимум одна спортсменка с астмой: Тириль Экхофф уже завоевала два золота чемпионатов мира и полный комплект наград на Играх в Сочи. Теперь она едет за наградами в Пхенчхан. На обвинения в нечестной игре у представителей норвежской сборной готов неоспоримый аргумент. «Это не допинг, потому что медикаменты могут помочь подняться лишь до нормального уровня, до которого без них спортсмен добраться не в состоянии физически. Поэтому, если спортсмен использует лекарства для того, чтобы подняться до того уровня, что и атлеты, у которых нет астмы, это нормально, это честно», — уверен четырехкратный олимпийский чемпион Эмиль Хегле Свендсен.

Историю побед при обилии бронхиальных заболеваниях имеет и лыжная сборная Норвегии. По данным издания VG, из 61 медали, завоеванной лыжниками на Олимпиадах с 1992 по 2014 годы, на долю астматиков приходится 44. В их числе, предположительно, многократные олимпийские чемпионы Томас Альсгорд и Вегард Ульванг. На это также обратила внимание польская лыжница Юстина Ковальчик: «Начиная с 1992 года по крайней мере 70 процентов олимпийских медалей для Норвегии выиграли астматики».

Марит Бьорген

Марит Бьорген

Фото: Lehtikuva / Reuters

С 2001 года больной астмой Тур Арне Хетланн три раза становился чемпионом мира и также выиграл золото Олимпиады в Солт-Лейк-Сити. Майкен Касперсен Фалла завоевала четыре золота мировых первенств и первое место на Играх в Сочи. В одном из интервью спортсменка заявляла: «Без лекарства от астмы я не выступала бы в лыжных гонках. Я полностью завишу от него. Я не чувствую, что в этом есть что-то неправильное. Препарат просто поднимает меня до нормального уровня. Раньше я не могла бегать столько же гонок, что и остальные, потому что испытывала ужасные проблемы с легкими».

Звезда норвежского лыжного спорта Марит Бьорген также страдает астмой в тяжелой форме. Врачи разрешили спортсменке принимать симбикорт, в состав которого входит частично запрещенный сальбутамол. Шестикратная олимпийская чемпионка и восемнадцатикратная чемпионка мира не боится рассказывать о принимаемых препаратах: «Если те, у кого есть астма, не примут лекарство, то у них будут проблемы с легкими. Думаю, что многие завершат карьеру, если лекарство от астмы будет запрещено».

Мартин Сундбю

Мартин Сундбю

Фото: TT News Agency / Reuters

Норвежская сборная лишь однажды не смогла доказать законность принимаемых лекарств. Двукратный чемпион мира и двукратный призер олимпийских игр, лыжник Мартин Йонсруд Сундбю в июле 2016 года был признан виновным в нарушении антидопинговых правил, лишен титула победителя лыжного марафона «Тур де Ски-2015» и дисквалифицирован. Разбирательство по делу Сундбю длилось полтора года. После «Тур де Ски-2015» в допинг-пробе лыжника обнаружили вентолин. Препарат входит в список запрещенных, однако его можно принимать по назначению врачей, если спортсмен страдает астмой в тяжелой форме.

Врачи пытались доказать, что Сундбю болел с детства, а значит имел право употреблять препарат. Однако следствие установило: в допинг-пробе лыжника было обнаружено его содержание, превышающее допустимую медицинскую норму на 35 процентов. Когда дело дошло до Спортивного арбитражного суда, лыжника признали виновным. Однако норвежца отстранили всего на два летних месяца, когда главные лыжные соревнования не проводятся.

Скандал после случившегося набирал обороты. Бывшая норвежская лыжница Сири Халле призналась, что во время спортивной карьеры противоастматические препараты предлагались здоровым лыжникам. Телеканал TV2 анонимно получил от норвежских лыжников информацию о том, что руководство сборной предлагало противоастматические препараты всем, даже не страдающим заболеваниями атлетам.

И пока российские спортсмены страдают от «употребления» допинга, норвежские врачи находят способы обойти запреты и изыскать возможность употреблять стимулирующие препараты на законных основаниях. Принесет ли победу норвежцам мешок с лекарствами на этот раз и вступит ли WADA на путь борьбы с астматиками — пока неясно.

lenta.ru

WADA одобряет. Как Норвегию прославили чемпионы-астматики | Истории | Олимпиада 2016

Передозировка «разрешённого» допинга

На фоне грандиозного скандала вокруг допинга в российском спорте, поставившего под угрозу участие сборной России в Олимпиаде-2016, почти незамеченными остались события в лыжном спорте.

Трёхкратный обладатель Кубка мира, чемпион мира 2011 года в эстафете, двукратный призёр Олимпийских игр Мартин Йонсруд Сундбю был лишён титула победителя лыжной многодневки «Тур де Ски – 2015» и отстранён за нарушение антидопинговых правил.

История с Сундбю растянулась почти на полтора года. После «Тур де Ски – 2015» в допинг-пробе  лыжника был обнаружен препарат вентолин (средство от астмы, содержащее сальбутамол). Данное вещество входит в список запрещённых, но его можно принимать по назначению врачей, если установлено, что спортсмен страдает астмой в тяжёлой форме.

Согласно заключению норвежских медиков, один из сильнейших лыжников мира страдает астмой с детства. Поэтому он имел право употреблять препарат, но дело в том, что в допинг-пробе Сундбю было обнаружено его содержание, значительно превышающее допустимые медицинские нормы.

Началось разбирательство, в течение которого Сундбю продолжал тренироваться и выступать.

«Отпуск» на два месяца

Защита лыжника настаивала, что произошла лишь ошибка с дозировкой препарата, вызванная разночтением в трактовке правил. Сундбю поддержало Антидопинговое агентство Норвегии — одно из тех, что ныне добиваются дисквалификации всех российских олимпийцев.

На сторону норвежца встала Международная федерация лыжных видов спорта, чья антидопинговая служба пришла к выводу, что наказывать атлета не за что.

В дело, однако, вмешалось Всемирное антидопинговое агентство (WADA), специалисты которого настаивали — нарушение правил имело место. В итоге разбирательство дошло до Спортивного арбитражного суда, который 11 июля огласил решение — дисквалифицировать Сундбю на два месяца, частично аннулировав результаты лыжника. В результате Сундбю лишился победы в «Тур де Ски» и в общем зачёте Кубка мира в сезоне-2014/15.

Мартин Йонсруд Сундбю. Мартин Йонсруд Сундбю. Фото: www.globallookpress.com

При этом спортивные чиновники пришли к выводу, что в данном случае имела место случайность, а не умышленное мошенничество, с чем и связан минимальный срок наказания, приходящийся к тому же на летний период. При этом правила таковы, что тренироваться со сборной Норвегии Сундбю сможет ещё до истечения срока дисквалификации.

Федерация лыжного спорта Норвегии полностью на стороне атлета и намерена выплатить за него все призовые, которые Сундбю должен вернуть после вердикта Спортивного арбитражного суда (CAS).

«Ну, немного перегнули»

Имя Мартина Сундбю хорошо известно российским болельщикам, внимательно следившим за Олимпиадой-2014 в Сочи. Это тот самый норвежец, который в финишном створе скиатлона наехал на лыжу россиянина Максима Вылегжанина и тем самым лишил того бронзовой медали. Протест российской делегации удовлетворён не был, хотя Сундбю нарушения и не отрицал, а лишь настаивал, что оно произошло неумышленно. И норвежскому лыжнику поверили и тогда, и сейчас.

У человека, не посвящённого глубоко в «кухню» лыжных видов спорта, может закрасться вопрос — а как так получается, что один из сильнейших лыжников мира, звезда этого вида спорта, является хронически больным, который не может жить без лекарств?

Одна из сильнейших лыжниц мира полячка Юстина Ковальчик, комментируя «дело Сундбю» в интервью польскому изданию Ekstra.sport, заметила: «Сильнейший лыжник планеты Мартин Йонсруд Сундбю пойман на десятикратном превышении разрешённой концентрации сальбутамола. Просто переборщил с лекарствами от астмы. Полтора года назад. А мы узнаём об этом лишь теперь. После приговора Спортивного арбитражного суда. Ну, немного перегнули».

Ковальчик, двукратная олимпийская чемпионка и 4-кратная обладательница Кубка мира, имеет давние претензии к норвежцам. Дело в том, что все последние годы полячка едва ли не в одиночку бьётся с армадой лыжниц сборной Норвегии.

Юстина Ковальчик. Юстина Ковальчик. Фото: www.globallookpress.com

«Норвежцы много говорят на тему допинга в России. Но не лучше ли взглянуть на себя со стороны?»

Главной соперницей Ковальчик является Марит Бьорген — шестикратная олимпийская чемпионка, 14-кратная чемпионка мира. Норвежка стала практически непобедимой и выиграла все свои шесть золотых олимпийских медалей после того, как норвежские медики объявили, что лыжница страдает астмой в тяжёлой форме. На этом основании ей было разрешено использование препарата симбикорта, в состав которого входит запрещённый сальбутамол.

Ковальчик, сама в своё время «отсидевшая» два года дисквалификации за употребления дексаметазона, в выражениях в адрес своей соперницы никогда не стеснялась. В 2011 году, проиграв Бьорген на финише одной из гонок проходившего в Норвегии чемпионата мира, Ковальчик заявила журналистам: «Моё серебро равносильно золоту. Во всяком случае, в эпоху астматиков».

Это был уже не первый выпад полячки. На Олимпиаде-2010 в Ванкувере Юстина произнесла слова, которые звучат сейчас удивительно злободневно: «Норвежцы много говорят на тему допинга в России. Допинг — это плохо, его не должно быть. Но не лучше ли взглянуть на себя со стороны? Норвежцы сами принимают допинг, только в качестве лекарства. И разница лишь в том, что у одних есть на это разрешение, а у других его нет. Бьорген не смогла бы добиться тех результатов, которых добилась, без препаратов, которые ей прописали».

Марит Бьорген. Марит Бьорген. Фото: www.globallookpress.com

Собственно, даже норвежские врачи не скрывали, что чудесное преображение норвежки в «королеву лыж» связано с противоастматическими препаратами. «Новое лекарство лучше расширяет дыхательные пути. Марит получает больше кислорода, и это напрямую влияет на её мышцы — они становятся сильнее», — так говорил врач сборной Норвегии Ханс Петтер Штокке.

«Без лекарства от астмы я не выступала бы в лыжных гонках. Я полностью завишу от него»

Весь вопрос только в том, как трактовать применение подобных препаратов. Представители Норвегии заявляют, что Бьорген, Сундбю и другие астматики не могут изначально дышать, как здоровые люди, и препараты лишь уравнивают шансы. Скептики же считают, что норвежцы просто используют легальную форму допинга, получая колоссальное преимущество над соперниками.

«Интересно, какой бы начался ад, если бы, к примеру, на «Туре», где мы до последнего километра воевали с Марит, в моём организме выявили бы то же, что и у Сундбю?» — ехидно интересуется Юстина Ковальчик.

Самое интересно, что дело не ограничивается «астматиками» Сундбю и Бьорген. Вот вам ещё пример — 25-летняя норвежка Майкен Касперсен Фалла, олимпийская чемпионка Сочи-2014 в индивидуальном спринте и чемпионка мира – 2015 в командном спринте.

В интервью норвежскому изданию VG Фалла заявила: «Без лекарства от астмы я не выступала бы в лыжных гонках. Я полностью завишу от него. Я не чувствую, что в этом есть что-то неправильное. Препарат просто поднимает меня до нормального уровня. Раньше я не могла бегать столько же много гонок, как остальные, потому что испытывала ужасные проблемы с лёгкими».

Журналист уточняет: «То есть ты бы не побеждала на Олимпийских играх и чемпионате мира без противоастматических препаратов?». Фалла развеивает все сомнения: «Нет. Я заработала астму от напряжённых тренировок. С 15 лет я тренируюсь более 600 часов в год, и у меня не было бы сложностей с дыханием, если бы я не тренировалась так много».

«Астматики» тайные и явные

Все вышеописанные случаи касаются тех спортсменов, которые либо официально признали употребление препаратов, либо информация об этом по тем или иным причинам стала известна. Часть же лыжников и биатлонистов Норвегии застыла в неопределённом статусе — есть подозрение, что они тоже «астматики», однако точной информации об этом получить не удаётся.

Как такое может быть? Да легко и просто. Норвежские медики настаивают на неразглашении этой информации, ссылаясь на врачебную тайну. То есть все документы оформляются за кулисами, а публике об этом сообщается только тогда, когда уже просто некуда деваться.

Сделать это не так уж сложно — в Международной федерации лыжного спорта и в Международном союзе биатлонистов ключевые посты занимают норвежцы и другие скандинавы. В результате допинг-скандалы в этих видах спорта гремят вокруг россиян, финнов, немцев, но только не вокруг людей, тяжело больных астмой.

Один из тех, кого считают «выдающимся астматиком», — 42-летний норвежский биатлонист Оле-Эйнар Бьорндален. 8-кратный олимпийский чемпион и 20-кратный чемпион мира по сей день сражается на равных с людьми, годящимися ему в сыновья, если не во внуки. При первых же намёках на то, что секрет гения биатлона лежит в области фармацевтики, норвежские представители бегут требовать опровержения этих слухов.

Но в декабре 2015 года журналисты буквально припёрли к стенке главу Международного союза биатлонистов Андреса Бессеберга. На вопрос: «Бьорндаден — астматик?» — чиновник ответил довольно двусмысленно: «Нет. Уже нет».

Оле-Эйнар Бьорндален. Оле-Эйнар Бьорндален. Фото: www.globallookpress.com

Догони «хроника», если сможешь

Бессеберг, который, напомним, является гражданином Норвегии, на скользкую тему «астматиков» в спорте высказывается следующим образом: «Астма — логичное заболевание для спортсменов, которые много времени проводят на холоде, но она не даёт никаких преимуществ. Если люди больны, то не стоит отправлять их на Паралимпиаду, ведь они могут лечиться легально».

Про отсутствие преимуществ много могут рассказать лыжницы, которые не в состоянии угнаться за «астматичкой» Бьорген, или их коллеги-мужчины, рассматривающие удаляющуюся в сторону заката спину Сундбю.

И ведь подобный цирк продолжается уже очень давно. Всё та же Юстина Ковальчик продолжает откровенничать: «Любознательные скандинавские журналисты написали, что начиная с 1992 года по крайней мере 70 процентов олимпийских медалей для Норвегии выиграли астматики».

Казалось бы, вот тема для фильма Хайо Зеппельта, вот фронт работ для комиссий господ Паунда и Макларена.

Но на практике — два месяца летнего отпуска за «передозировку по неосторожности» для замечательного парня Мартина Сундбю.

В 2013 году на тему «астматиков» высказался ещё один легендарный норвежский биатлонист — 4-кратный олимпийский чемпион и 12-кратный чемпион мира Эмиль Хегле Свендсен. «Не считаю, что это допинг, потому что медикаменты могут помочь подняться лишь до нормального уровня, до которого без них спортсмен добраться не в состоянии физически, — заявил спортсмен. — Но лекарства не дают возможность подняться на уровень выше. Поэтому, если спортсмен использует лекарства для того, чтобы подняться до того уровня, что и атлеты, у которых нет астмы, это нормально, это честно».

Эмиль Хегле Свендсен. Эмиль Хегле Свендсен. Фото: www.globallookpress.com

Всё по-честному, без обмана?

У Юстины Ковальчик на сей счёт другое мнение: «В Норвегии я была десятки раз. Прекрасная, опрятная и чистая страна. Большинство жителей заботятся о диете, о здоровье. Любят физические нагрузки. Действительно хочется там жить. Что, однако, такое нехорошее висит в норвежском воздухе, что сильные молодые люди массово заболевают такой тяжёлой болезнью?»

И в самом деле, глядя на увешанных регалиями хронически больных астмой представителей норвежского спорта, не можешь отделаться от подозрения, что речь идёт о некоей государственной программе. Согласно ей, в Норвегии в большой спорт набирают не здоровых, а больных людей, и наличие у них астмы является главным условием.

Это шутка, конечно. Разумеется, норвежские лыжники и биатлонисты — исключительно честные ребята, которых злая судьба наделила тяжёлым недугом, и все они не идут ни в какое сравнение с подлыми российскими обманщиками из «списка Макларена».

Но всё-таки в следующий раз, когда вам будут доказывать, что в борьбе с допингом нет ни малейшего политического подтекста, вспомните о Мартине Сундбю и Марит Бьорген.

www.aif.ru

хочешь побеждать – стань астматиком

СОБЫТИЕ ДНЯ. ДОПИНГ ЭХО ВАНКУВЕРА

Резкие высказывания олимпийской чемпионки по лыжным гонкам Юстины Ковальчик о том, что норвежцы добиваются высоких результатов при помощи противоастматических препаратов, в очередной раз поставили вопрос: разрешать ли астматикам участвовать в крупнейших стартах на общих основаниях или отправлять их в директивном порядке на Паралимпиаду. Корреспондент «Советского спорта» попытался выяснить: все ли норвежцы – астматики и что можно предпринять для решения этой проблемы.

На рубеже 90-х и 2000-х редкий завистник не говорил о том, что великая шведская биатлонистка, шестикратная чемпионка мира Магдалена Форсберг использует такие средства, за которые любой биатлонист получил бы пожизненную дисквалификацию. Но принимает шведка эти лекарства на вполне законных основаниях: благодаря медицинской справке, в которой черным по белому написан диагноз – астма. Однако проблема в том, что эти лекарства позволяют «больному» спортсмену дышать на дистанции, куда лучше, чем его здоровым соперникам. И это дает серьезное преимущество.

Под горячую руку в биатлонно-лыжной тусовке в «астматики» записали и норвежцев: Фруде Андресена Бенте Скари, Томаса Ольсгаарда и даже Уле-Айнара Бьорндалена.

НЕ ПРИЗНАЛСЯ – НЕ АСТМАТИК

Однако все ли они астматики – большой вопрос. В ответ на голословные обвинения можно нарваться на серьезные неприятности. В 2003 году во время проходившего в Ханты-Мансийске чемпионата мира по биатлону в эфире российского телеканала прозвучало неосторожное «но мы-то знаем, что Бьорндален активно использует противоастматические средства» (произошло это как раз во время выигранной Уле-Айнаром спринтерской гонки), и реакция не заставила себя ждать.

Уже на следующий день в гости к российским комментаторам заявилась представительная норвежская делегация во главе с «героем репортажа» и решительно потребовала выдать источник информации. Итогом бурного и эмоционального диспута стало опровержение, прозвучавшее уже в следующем репортаже: «Уле-Айнар Бьорндален никогда не болел астмой и не использовал никаких противоастматических препаратов».

После этого критика астматиков поутихла. В конце концов информация о заболеваниях и назначенных врачом методах лечения подпадает под понятие «врачебная тайна», открыть ее может только сам больной. Но среди биатлонистов и лыжников желающих облегчить душу – раз-два и обчелся. Норвежка Марит Бьорген – из таких. Именно поэтому полячка Ковальчик так активно нападает на свою главную соперницу, публично признавшую использование бронхолитиков и других подобных средств.

 

МАРИТ БЬОРГЕН СПЕШИТ К ОЧЕРЕДНОМУ ЗОЛОТУ И НОВЫМ СЛОВЕСНЫМ НАПАДКАМ СО СТОРОНЫ СОПЕРНИКОВ. ФОТО РЕЙТЕР

Внимательное изучение норвежской прессы за последние несколько лет позволило найти еще лишь одно подобное признание: его сделала олимпийская чемпионка Ванкувера в индивидуальной гонке биатлонистка Тора Бергер. Вот, собственно, и все. Называя всех прочих звезд норвежского биатлона и лыжных гонок астматиками, мы рискуем нарваться на скандал – подобный тому, что вышел в 2003-м в Ханты-Мансийске.

ПРИМЕНЯТЬ МОЖНО ЧТО УГОДНО

Какой-то замкнутый круг получается: наличие астматиков, принимающих препараты, которые дают преимущество в борьбе с конкурентами, признают, кажется, даже те, кто эти самые препараты применяет. Но предпринимать что-то, чтобы урегулировать этот процесс, никто либо не может, либо не хочет.

— По логике норвежцев и иных лидеров медицинской гонки в мировом спорте применять можно все что угодно – важно только легализовать это применение, — считают все без исключения российские тренеры и врачи, чье мнение я пытался выяснить. – И дело тут лишь в умении отстаивать свои интересы. А мы этого делать, увы, не умеем – потому все спорные ситуации в допинговых вопросах решаются не в наших интересах. И если только мы пытаемся начать давить на них – нас немедленно ставят на место.

Вот сейчас, например, кто станет всерьез выслушивать наше мнение? Если поднимем шум, нам тут же укажут на наши последние «проколы» и пропустят все наши доводы мимо ушей. А много, например, норвежцев попалось на допинге? Вот поэтому они, шведы да канадцы устанавливают правила, а мы и те же поляки вынуждены по ним играть. И так будет продолжаться до тех пор, пока мы не научимся сами эффективно влиять на спортивную политику – в том числе и в области допинга.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Лидер Кубка мира-2010 по лыжным гонкам Юстина КОВАЛЬЧИК:

– Норвежцы очень много говорят на тему допинга в России – а потом сами принимают допинг в качестве лекарств.

Я проходила обследование на астму. И прошу поверить, что мне, абсолютно здоровому человеку, не хватило полпроцента до такого диагноза. Тест заключается в том, что нужно принять лекарство и посмотреть, насколько увеличился объем легких. Уверена: если бы мы потренировались перед этим тестом, то у меня была бы «астма».

Старший тренер сборной России по спринту Юрий КАМИНСКИЙ:

– Вы согласны с Юстиной Ковальчик, заявившей, что для астматиков надо проводить отдельные соревнования?

– Конечно. Говорят, что два впрыска препаратов от астмы дают возможность спортсмену до 10 минут находиться в анаэробной зоне. У обычного человека эта способность в пять раз меньше – где-то две минуты.

(«Советский спорт» от 16 марта 2010 года).

Президент IBU Андерс БЕССЕБЕРГ:

– Болеющие астмой спортсмены действительно составляют в биатлоне заметную долю, и уже много лет это является темой для дискуссий. Но что тут можно предпринять? В мире и в самом деле немало людей, болеющих астмой (около пяти процентов), но эти люди не ограничиваются в своих правах на работу или участие в каких-либо мероприятиях. Так почему мы должны отказывать им в участии в соревнованиях? Конечно, мы обязаны внимательно контролировать – чтобы в этой области не происходило никаких сомнительных операций. Например, мы уже много лет приглашаем независимых экспертов, чтобы установить: действительно ли спортсмену необходим прием тех или иных препаратов. Что же касается запрета на участие астматиков в соревнованиях или публикации списков спортсменов с этим диагнозом – на это мы не пойдем.

ПРИЗНАЮТ ПРИМЕНЕНИЕ ПРОТИВОАСТМАТИЧЕСКИХ ПРЕПАРАТОВ
ВИД СПОРТА СПОРТСМЕН ДОСТИЖЕНИЯ В КАРЬЕРЕ

Лыжные гонки

Марит Бьорген

Трехкратная олимпийская чемпионка-2010

Биатлон

Тора Бергер

Олимпийская чемпионка-2010, многократный призер чемпионатов мира

НЕ ПРИЗНАЮТ, НО ОБВИНЯЮТСЯ СПОРТСМЕНАМИ ИЗ КОМАНД-СОПЕРНИЦ

Лыжные гонки

Петер Нортуг

Двукратный олимпийский чемпион 2010, четырехкратный чемпион мира, обладатель Кубка мира-2010

Биатлон

Уле-Айнар Бьорндален

Шестикратный олимпийский чемпион, 13-кратный чемпион мира и шестикратный обладатель Кубка мира

Биатлон

Ларс Бергер

Трехкратный чемпион мира в лыжных гонках и чемпион мира по биатлону, серебряный призер Олимпийских игр-2010 в лыжных гонках

www.sovsport.ru

Как слова Путина подействовали на мировой биатлон

«Бьорндален – „ноу криминалити“

Для того чтобы понять, как мужчины, которые каждый день стреляют из винтовок, проводили утро до пресс-конференции Владимира Путина, нужно послушать Евгения Гараничева.

«Я вышел на озеро, — рассказывал он. – Там так красиво, лебеди. Они вместе будто танцуют. И образуют шеями, друг с другом, сердечки…»

Гараничев играл в романтические ассоциации, и казалось, что умиротворённее и благолепнее, чем на озере Блед в 2015 году, биатлон уже никогда не будет. Но ближе к полудню диалектика взяла своё — до Словении дошло заявление президента России, которое нужно цитировать полностью:

«С большим уважением отношусь к людям, добивающимся результатов. Но есть спортсмены, а я слежу за лыжными видами спорта, с детства страдающие различными заболеваниями, но при этом соревнующиеся и употребляющие определённые препараты, позволяющие выступать на профессиональных соревнованиях, тогда как другим атлетам, не страдающим заболеваниями, эти препараты не разрешены. Но если человек вынужден употреблять препараты, то пусть переходит из олимпийского спорта в паралимпийский».

Первыми отреагировали те, на ком горит. Точнее, мы сами нашли и им помогли.

— Правда, что вашим спортсменам разрешены лекарства, которые запрещены для других спортсменов? – спросили у норвежской прессы.

— Не надо говорить об Уле-Эйнаре, чего не знаете, — ответили они, незаметно для себя обозначив объект расследования.

Уле-Эйнар БьорндаленУле-Эйнар Бьорндален

Фото: Дмитрий Егоров, "Чемпионат"

О том, что Бьордален великий чемпион и самый знаменитый в мире астматик, было известно давно, но желание разобраться в теме возникло лишь после заявления президента. С прямыми вопросами мы отправились к самому важному норвежцу, главе Международного союза биатлонистов Андресу Бессебергу.

— Астма, о чём вы? – начал он было отнекиваться, но, услышав фамилию Путин, попросил повторить вопрос и слушал внимательно. — Вопрос, на самом деле, очень серьёзный, — сжал губы Бессеберг. – Мы решали его на самом высоком уровне несколько лет назад. Тогда ВАДА приняла решение, что есть запрещённые и разрешённые препараты для всех – если ты болен, то не можешь пользоваться чем-то недоступным для других. Астма – логичное заболевание для спортсменов, которые много времени проводят на холоде, но она не даёт никаких преимуществ. Если люди больны, то не стоит отправлять их на Паралимпиаду, ведь они могут лечиться легально.

Одно это высказывание и так переворачивало слишком много истин, поэтому требовался точечный укол.

— Бьорндален астматик? – спросили мы. — Нет! – чётко ответил Бессеберг, но через пару секунд зачем-то добавил пространное. — Уже нет…

Через 20 минут его 41-летний соотечественник прокатил по лыжне быстрее сотни молодых-здоровых и занял второе место в спринте этапа Кубка мира в Поклюке. И это был только профессионализм, «ноу криминалити».

Однако же слова президента России вовсе не были опровергнуты. Австрийцы Ландертингер, Эдер и норвежец Ус – вовсе не последние люди в биатлоне — внезапно исчезли из стартовых листов прямо перед гонкой, решив не выступать под лекарствами, а посидеть дома из-за болезней. А ведь биатлон давно и прочно дистанцировался от определения «лыжный вид спорта», заняв обособленную позицию. Так что Йон-Мартин Сундбю, Петтер Нортуг и Тереза Йохауг – пришло время крепко задуматься. Вы в зоне риска…

В остальном о гонке в Поклюке вы могли прочитать в репортажах наших корреспондентов, я же остановлюсь лишь на деталях.

1. Дети на трибунах в Словении – на краю пропасти.

Фото: Дмитрий Егоров, "Чемпионат"

2. Атмосфера на трибунах в Словении – как на чемпионате мира по футболу в Африке.

3. Лучшие танцоры у трибун в Словении – козлы.

4. Соотношение российских флагов к иностранным на трибуне после гонки равно соотношению россиян и иностранцев в первой шестёрке.

Фото: Дмитрий Егоров, "Чемпионат"

5. Антон Шипулин хочет домой к жене Луизе и сыну Диме, но обещает доработать гонки до конца. Впереди его любимое преследование, где, впервые за долгие годы, сборная России имеет реальные шансы занять весь пьедестал. В Хохфильцене Антон кричал, что «Россия – великая страна», и сейчас самое подходящее время это доказывать.

www.championat.com


Смотрите также